НОВОСТИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ   СКАЗКИ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

68. Татыщ

(Опубл.: Абазинские сказки. 1947, с. 79-89.

В архиве КЧНИИ хранятся рукописный оригинал и машинописная копия текста без паспортных данных к нему.

Сказка интересна тем. что в ней сказочные сюжеты и мотивы контаминируются с преданиями об абреках.)

Говорят, в одном ауле жил работящий мужчина. Был, говорят, у него сын тринадцати лет. Звали мальчика Татыщ.

Настало время сенокоса. Мужчина взял сына и поехал на луга.

Доехали до дальних лугов и распрягли волов.

- Возьми ведро и принеси воды. Заодно погони волов на водопой. А я сооружу шалаш,- сказал отец сыну.

Татыщ взял ведро и погнал волов на водопой. Набрал воды, напоил волов.

Волы напились и пошли пастись. "Пусть немного попасутся", - подумал Татыщ и прилег у родника.

Лежит Татыщ и смотрит на пасущихся волов. Смотрел-смотрел и не заметил, как заснул. И приснился ему сон: будто он попал в какой-то густой туман и какие-то собаки вынесли его из тумана; будто Лесной человек* отобрал его у собак, унес и бросил в глубокую пропасть; будто какая-то пестрая голубка вынесла его из подземелья; будто летели они куда-то в сиянии луны.

* (Лесной человек (абаз. Бнагу, абхаз. Абнагу) - мифическое существо, враждебное человеку. Покрыто волосами, на груди острая кость, подобная лезвию топора, которой он убивает человека, прижав его к себе или навалившись на него. Аналогичен адыг, "мазыль", груз, "очокочи".)

Долго ли, мало ли спал Татыщ, но проснулся.

Волы попаслись и отдыхали, сидя в траве. Вспомнил Татыщ про свой сон, посмотрел во все стороны, но ничего из того, что приснилось, не увидел. Глаза сами поднялись к небу, но луны не было. Вместо нее Татыщ увидел солнце, клонившееся к закату.

Татыщ взял ведро с водой и пригнал волов на стоянку.

- Где ты, рожденный от резвившихся свиней*, был так долго? - закричал на него отец.

* ("Рожденный от резвившихся свиней" - бранное выражение, частое в сказке и обиходной речи абазин.)

Татыщ ничего не ответил.

- Больше так не делай! Уже поздно, быстро повесь котел и а огонь! - приказал отец.

Татыщ развел большой костер и стал готовить ужин. Наступили сумерки...

- Отец, мне сегодня приснился удивительный сон. До сих пор он перед моими глазами. Не скажешь ли, что бы это могло значить?. - спросил Татыщ у отца.

- Рожденный от озорства*, как я могу сказать, не зная, что тебе приснилось? - улыбнулся отец.

* ("Рожденный от озорства" - выражение, передающее незлобивый упрек в адрес провинившегося. Часто и в обиходной речи.)

Тогда Татыщ рассказал отцу свой сон.

Татыщ ждет, но отец молчит. Сын не выдержал и снова спросил отца.

- Не морочь мне голову!*. Лучше налей супу, если он готов! - прикрикнул отец на Татыща.

* ("Не морочь мне голову!" - в оригинале букв.: "не кипяти мои мозги".)

Что мог сказать Татыщ? Он налил супу, подал отцу. Соль забыли дома, пришлось хлебать пресный суп.

Перед сном отец приказал сыну:

- Как только займется утренняя заря, пойдешь в аул и принесешь соли. Забери у тетки сыромятные чувяки, если она их сшила, а то у тебя худая обувь - обдерешь ноги в кровь.

Татыщ был не из тех, кто мог ослушаться отца: как только занялась заря, он отправился в аул за солью. Дома рассказал матери про свой сон, но и она ничего не ответила ему.

- Ты еще мал. Какие сны могут тебе присниться? - сказала мать сыну.

Татыщ взял соль и ушел. Тетка его жила в другом ауле. Он направился к ней.

Тетка очень обрадовалась племяннику. Отдала сшитые для него сыромятные чувяки.

"Вернусь к отцу через земли этого аула. Так короче", - решил Татыщ и отправился в путь.

Споро шагал Татыщ, чтобы быстрее прийти к отцу. Но с каждым шагом он все больше отклонялся от верной дороги. Шел он до позднего вечера, но до отца не дошел.

Наступило утро. Татыщ не дошел до отца. Тут он понял, что заблудился.

Идет Татыщ, сам не знает куда. Забирается на холмы, оглядывает окрестности, но везде простираются незнакомые земли. Так он шел шесть дней и шесть ночей. На седьмой день дошел до зарослей камыша. Заночевал здесь.

Усталый и голодный, Татыщ упал на землю и сразу же заснул. В полночь его разбудил собачий лай. Открыл он глаза - перед ним пять собак. Они мигом окружили его и громко залаяли. Татыщ испугался, что собаки разорвут его, сел на корточки и съежился. Сидит он, держа душу свою в руке, как говорит народ. Вскоре он услышал чьи-то голоса. Потом появилось трое мужчин. Они прикрикнули на собак, и те перестали лаять. Мужчины подошли к Татыщу и спросили на абадзехском* наречии:

- Ты кто? Почему сидишь в камышах?

Татыщ не понял, о чем его спрашивали. Поэтому ничего и не мог ответить.

Мужчины были абреками. Собак же они взяли, чтобы встречные принимали их за охотников.

Абреки уводили скот, полонили людей. Здоровых, молодых пленников оставляли у себя как рабов, остальных пригоняли к берегу моря и продавали туркам и крымским ногайцам или обменивали на соль, порох, оружие*.

* (Развернутый комментарий сказителя - характерная черта исполнительской манеры абазинских сказителей.)

Те мужчины, которые нашли Татыща в камышах, были абреками-разбойниками. Их проводник-сообщник скончался на Уарпе*, и абреки не знали, куда им идти. Места, в которых они оказались, им незнакомы. Не знали они ни здешних тайных троп, ни скрытых ущелий, ни безымянных пещер, где могли бы переждать день. Не зная, на что решиться, они разбили шалаш у камышей, в которых ночевал Татыщ.

Абреки привели Татыща к своему шалашу. Только здесь смог Татыщ внимательно рассмотреть их. Они были обвешаны оружием. По их лицам видно, что замыслили они злое дело. Абреки долго расспрашивали о здешних местах, но Татыщ на все вопросы отвечал коротко: "Не знаю". Вопросы своих товарищей переводил один из абреков, говоривший на ломаном абазинском языке.

- Из какого ты аула? Какие еще аулы есть поблизости? Как называется эта местность? Где стоят отары? - допытывался абрек, говоривший по-абазински.

- Не знаю, - отвечал Татыщ.

Абреки поняли, что по-хорошему от Татыща ничего не добьешься. Тогда они выхватили кинжалы и приставили их к его горлу. Затем направили на него дула ружей и пистолетов. Ни слова не проронил Татыщ! Страшно разозлились абреки, связали ему руки и ноги, привязали к ха*.

Абреки жили около камышей еще неделю. Затем направились в свои края, уводя с собой косяк лошадей и несколько голов крупного рогатого скота. Татыща посадили на лошадь и увезли в Абадзехию.

Возвратились абреки к себе. Татыща абреки отдали князю - как долю тамады. Князь посадил Татыща в темный, с единственным оконцем подвал. Оконце открывается только тогда, когда пленнику приносят еду. Кормят Татыща два раза в сутки: поздним утром и поздним вечером.

Проходит день, проходит ночь, проходит месяц, проходит год - время вращается, как колесо, - Татыщ сидит в темном подвале.

Если бы Татыщ питался только тем, что ему дают, он давно умер бы с голоду. Нет, Татыщ не нуждается в пище! У него столько ее, что еще и остается!

С того дня, как Татыща бросили в подвал, к нему тайком приходит молодая девушка и подает ему пищу через оконце. Девушка эта - дочь князя, бросившего Татыща в подвал. Она часто слышала, как в разговоре с друзьями отец ругал Татыща за то, что тот не помог его абрекам.

Князь рассказывал своим друзьям о всех испытаниях, которые перенес Татыщ.

"Молодой, а такой мужественный, такой сильный, - удивлялась дочь князя. - Вырастет - станет великим мужем. Не дам ему умереть в подвале. Может быть, когда-нибудь встретимся".

Вот почему дочь князя тайно кормила Татыща.

У князя был сын, который достиг уже возраста жениха. Князь решил его женить. Послал десять стариков в другой аул - посватать дочь тамошнего князя.

- Мне калым не нужен. Задам вам три загадки. Отгадаете - дочь моя ваша. Не отгадаете - дело не сладится, - сказал князь, к которому пожаловали старики-сваты.

- Говори свои загадки. Поднимем тяжесть, которую ты на нас положишь, - ответили старики.

- Вот моя первая загадка: найдите и принесите мне полный башмак пепла, оставшегося от сожженного шелка. Вторая: в моем сарае стоят два коня - одинаковой масти, роста и возраста; на одном езжу я, а на другом - мой повар. Узнайте, какой из коней мой, а какой - повара! Третья: у моей жены две одинаковые курицы: одна - старая, а другая - молодая. Узнайте, какая из них старая, а какая молодая, - сказал князь.

Не смогли старики отгадать загадки князя. Вернулись домой, рассказали отцу жениха о своей неудаче.

Отец жениха послал людей по всем аулам, чтобы найти ответ на загадки. Спросили у всех мудрецов, по никто не смог помочь.

- Не успокоюсь, пока не отгадаю эти загадки! - разозлился князь, отец жениха. Однако его злость ничему не помогла.

Время не будет ждать, когда тебе улыбнется счастье, когда тебе повезет, - оно бежит неудержимо.

* ("Время не будет ждать, когда тебе улыбнется счастье, когда тебе повезет" - в оригинале букв.: "время не ждет, пока твои девять гадальных фасолин лягут верно". Выражение связано с обычаем гадания на бобах. В зависимости от того, в каком порядке располагались высыпанные на стол бобы (их было строго определенное количество), гадальщик "читал", что ждет человека - удача или неудача, радость или горе и т. д.)

Князь злится, громом гремит над аулом, вертит людей, как роговую юлу, но дело стоит на месте. Чтобы избавить аул от княжеского гнева, призвали на помощь всех - и больших и малых, - но никто не в силах помочь. Одного Татыща никто пи о чем не спрашивает. Да и никто о нем не вспомнил, кроме дочери князя. "Каждый держит руку на том месте, где болит", - говорят люди. Дочь князя уговорила отца, чтобы спросили у Татыща.

Татыща вывели из подвала и передали ему загадки князя.

Татыщ сказал:

- Князь, дочь которого вы сватаете, сказал: "Мне калым не нужен". Однако он хочет от вас очень большой калым: не хватит имущества всего аула, чтобы купить столько шелка, чтобы из него получился башмак пепла. Но' это ваше дело. Чтобы узнать, какая из лошадей княжеская, а какая - повара, согрейте два больших котла воды, поставьте животных на доски и искупайте. Лошадь, с которой стечет больше грязи, принадлежит повару. Почему? Потому что княжескую лошадь каждый день чистят и купают слуги, а лошадь повара никто не чистит и не купает. А как узнать, какая из двух куриц молодая, а какая старая? Вечером, когда они войдут в курятник, молодая только раз взмахнет крыльями и взлетит на насест, а старая, прежде чем взлетит, взмахнет несколько раз.

Обрадовались люди, поблагодарили Татыща.

- Князь, выпусти этого юношу из подвала. Сделай его хотя бы мальчиком на побегушках, - попросили люди князя, став перед ним на колени.

Князь обещал, что Татыща больше не посадит в подвал.

Князь собрал весь шелк, который нашелся в ауле. Сожгли его. Получился наперсток пепла. Продали все имущество аула, на вырученные деньги купили еще шелка. Сожгли и его. Еле-еле наполнили пеплом башмак.

Аул разорился. Ни у кого даже чашки зерна не осталось.

Взяли старики башмак и отправились к князю - отцу невесты. С лошадьми поступили так, как сказал Татыщ. Подсмотрели, как куры взлетают на насест, и узнали, какая молодая, а какая старая.

- Моя дочь - ваша невестка. Пусть принесет она вам счастье! - сказал князь, получив ответы на свои загадки.

Написали накях. Привезли невесту в дом жениха.

Татыщ живет во дворе у князя. Он стал слугой. Света божьего не видит. Хотел бежать, но что делать с княжеской дочерью, которая так много сделала для него? Татыщ хочет отплатить за добро добром.

И вот однажды дочь князя повстречалась с Татыщем и призналась ему в любви. А Татыщ давно любил ее! Они договорились бежать вместе.

В ту же ночь Татыщ и дочь князя бежали. Днем прятались в зарослях, в лесах, в пещерах, а ночью шли. Ночи были лунные. Долго ли, мало ли шли юноша и дочь князя, но наконец дошли до дома родителей Татыща.

Вот что означал сон Татыща.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2019
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://skazka.mifolog.ru/ 'Сказки народов мира'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru