НОВОСТИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ   СКАЗКИ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

35. Старый бурдюк

(Зап. А. Пшмахов (от кого и когда записан текст, не указано). Архив КЧНИИ.

Опубл.: Сказки Абазашты, с. 76-87.)

В одном ауле жил князь по имени Кальмурза. У него было три жены, но ни от одной из них он не имел детей. Из-за этого дни его были черными, как сажа в дымоходной трубе. "Старость догоняет меня, и смерть не так далеко. Кому я оставлю свое богатство, ведь ни сына, ни дочери у меня нет", - думал он постоянно.

Однажды утром князь, думая свою горькую думу, пошел в сад и сел на скамейку под развесистой яблоней. Сидит он, тяжело вздыхая.

Вдруг поднялся смерч такой силы, что мог бы вырвать деревья с корнями. В смерче прилетел всадник на петухе, борода в семь кулачей, а сам с аршин. Он быстро спешился, подошел к Кальмурзе, поздоровался и сказал:

- Отчего ты так задумался? Почему пал духом? Где твое мужество? Исполнятся твои думы, не теряй головы. Давай договоримся об одном деле, тогда твоя ночь станет ясным днем.

Князь посчитал недостойным признаваться гостю в причине своей печали. Он сказал:

- Я ни о чем не думаю. Однако какое слово мы должны дать друг другу? О чем мы с тобой должны договориться?

- Я сделаю так, что каждая из твоих жен родит сына. Когда дети родятся, одного из них отдашь мне. Если не согласишься со мной, не будет у тебя ни сына, ни дочери.

- Заходи, будь гостем. Дома поговорим.

- Пусть твой дом не останется без гостей! Я спешу, - сказал всадник на петухе. - Согласен ли ты отдать мне одного сына?

- У меня нет ни сына, ни дочери. Но если мои жены родят троих сыновей, с радостью отдам тебе одного, - сказал князь.

Так договорились Кальмурза и всадник на петухе. Оба, довольные, пожали друг другу руки. Всадник на петухе вытащил из кармана три одинаковых красных яблока и отдал князю со словами:

- Бери, Кальмурза, эти яблоки и отдай своим женам. Как только они их съедят, понесут и родят трех неразличимых, как эти яблоки, сыновей. Старшего назовешь Мхаматом, среднего - Мхаматмырзой, младшего - Мхаматби.

Всадник на петухе влетел во вновь поднявшийся смерч и умчался.

Кальмурза дал съесть своим женам по яблоку. Прошло девять месяцев, и каждая родила сына.

"У князя сыновья родились", - сказали князья-соседи и агмыста*, приехали к нему со всех семи долин, попировали три дня и три ночи и разъехались.

Дети растут. Они до того похожи друг на друга, что их невозможно отличить.

Дети стали юношами. Они были красивы, умны, но сын младшей жены превосходил своих братьев в мужестве. Братья одевались одинаково. От этого еще труднее было их различать.

Однажды Кальмурза, желая проверить их мужество, взял всех сыновей на охоту.

Сели они на одинаковых лошадей, оделись в одинаковые одежды и выехали на охоту.

Охотники уехали далеко в горы. Там обитали только птицы.

Кальмурза посмотрел на восток и увидел высоко в небе орла, который летел в их сторону. Он приказал старшему сыну Мхамату:

- Видишь того орла в небе? Сбей его!

Мхамат взял лук и стрелу, выстрелил, но промахнулся.

Средний сын, Мхаматмырза, тоже не попал в орла.

Младший сын, Мхаматби, прицеливаясь в летящего орла, спросил у отца:

- Куда стрелять: в голову или в ноги?

- Стреляй в левое крыло, - сказал отец.

Мхаматби выстрелил, попал в левое крыло, и орел, кувыркаясь, упал под ноги охотника. Князь очень обрадовался и тут же опечалился: он испугался - вдруг всадник на петухе заберет именно Мхаматби.

Много раз испытывал князь в тот день своих сыновой, и каждый раз победителем выходил Мхаматби.

Когда князь и его сыновья возвращались домой, перед ними удал огромный камень.

- Кто уберет камень с пути? - спросил отец у сыновей.

Никто не ответил. Тогда князь сказал старшему сыну:

- Мхамат, попробуй-ка ты.

Мхамат не смог сдвинуть камень с места. Не сдвинул его и Мхаматмырза. Взялись они оба за камень, но даже пошевелить его не смогли. Тогда подошел Мхаматби, отстранил братьев, поднял камень и отшвырнул в сторону. Камень наполовину ушел в землю: до того он был тяжел. Князь понял, что у младшего сына великая сила и великое мужество.

Охотники возвратились домой, но Кальмурза ничему не рад, глаза его ни на что не смотрят: он боится, что всадник на петухе заберет именно Мхаматби.

Всадник на петухе не заставил себя долго ждать: он тут же прилетел в смерче. Поздоровался и спросил:

- Князь, почему ты и теперь грустен? Не хочешь сдержать слово или сыновья не нравятся?

- Ни о чем особенном я не думаю. Сыновья выросли, и я ими доволен. Только об одном тебя прошу: бери старшего или среднего, но младшего оставь мне, не отбирай его у меня, - сказал князь.

- Нет, так мы не договаривались. Выберу того, кто мне понравится. Оставшиеся будут твоими, - не согласился всадниц на петухе.

- Душа моя, возьми старшего или среднего - кого хочешь. Дам в придачу пуд золота, отару овец, табун лошадей и Стадо коров, но только младшего оставь мне, - еще раз попросил князь.

- И не проси. Не нужны мне ни золото, ни овцы, ни лошади, ни коровы. Мне нужен Мхаматби, и больше никто, - стоит на своем всадник на петухе.

Князь собрал сына, дал ему коня и отправил вместе с всадником на петухе.

Едут всадник на петухе и Мхаматби. Долго ли, мало ли ехали, всадник на петухе заговорил:

- Близок уже конец нашего пути. Я поеду вперед, а ты, Мхаматби, езжай за мной. Слышишь?

- Слышу. Но не заблужусь ли я, если потеряю тебя из виду?

Езжай по следу моего петуха и не заблудишься. В том месте? где петух ступает левой ногой, вырастает сухая трава, а где правой - отава. Езжай по следу и не заблудишься.

Всадник на петухе мгновенно исчез. Мхаматби мчится по следам петуха. Мчится и видит: сидит на дороге огромная старуха и Помадной иглой латает землю. Когда Мхаматби приблизился к ней, из ее носа вырвался такой сильный ветер, что всадник чуть не валился с седла. Лошадь остановилась и не может двинуться: ветер из носа старухи мешает ей. Наконец старуха заметила всадника и поняла, что его не пускает ветер, вырывающийся из ее носа. Она успокоила дыхание, и Мхаматби подъехал к ней.

- Мать, землю латаешь, что ли? - спросил он.

- Да, мой мальчик. Всадник на петухе, по следу которого ты едешь, съел уже девяносто девять таких же, как ты, молодых людей, изо рта которых еще лилось молоко. До ста не хватает одного. Ты - сотый. Не слушай этого кровопийцу, иначе судьба тех девяноста девяти станет и твоей, - сказала старуха.

- Как мне спастись, мать?

- Когда доедешь до усадьбы всадника на петухе, навстречу тебе выбегут его слуги, поднимут железные ворота и предложат проехать под ними. Как только станешь проезжать, опустят железные ворота и рассекут тебя надвое. Поэтому не проезжай под воротами. Это первое. Второе. Всадник на петухе встретит тебя игрой на гармонике (он очень хорошо играет), а во дворе на треноге будет кипеть огромный котел, полный воды. Под котлом - большой костер. Всадник на петухе предложит тебе станцевать и, танцуя, перепрыгивать через котел. Не соглашайся. Скажи ему: "Не делают того, чего не видели. Покажи мне, как это делать". Тогда оп станет танцевать, прыгая через котел туда и обратно. Не зевай: выхвати свой меч и отруби ему голову. И тело и голову брось в котел, кипяти их, пока они не превратятся в жижу, и вылей на землю. Если сможешь сделать все, что я тебе сказала, останешься жив, не сможешь - погибнешь, - сказала огромная старуха.

Мхаматби попрощался со старухой и поехал дальше.

Приехал он к всаднику на петухе. Слуги, как и предупреждала старуха, подняли огромные железные ворота и сказали:

- Проезжай!

Во дворе на гармонике играет всадник на петухе, да так хорошо играет, что не только человек, но и конь готов пуститься в пляс. Мхаматби не проехал под воротами. Он стегнул коня камчой и перелетел через деревянную ограду. И видит: стоит на огромной треноге громадный котел, и вода в нем ходит от кипения волнами. У котла сидит всадник на петухе и играет на гармонике.

- Мальчик мой, слезь с коня и станцуй, прыгая через котел туда и обратно, - сказал всадник на петухе Мхаматби.

- Отец, душа моя, люди не могут делать того, чего не видели. Покажи, как это сделать, а я повторю, - сказал Мхаматби.

Всадник на петухе вскочил на ноги и стал танцевать. Оп держал в руках гармонику и, не переставая играть, стал прыгать через громадный котел туда и обратно. Пока он прыгал, Мхаматби выхватил меч и отсек ему голову. Всадник на петухе упал в кипящий котел. Мхаматби кипятил его до тех пор, пока он не превратился в жижу. Затем вылил содержимое котла на землю.

Слуги всадника на петухе стали свободными, и Мхаматби спасся.

Мхаматби вошел в помещение, где хранились богатства всадника на петухе. А там - большущие кадки и бурдюки с серебром и золотом. Вышел Мхаматби оттуда и пошел в большой сарай. В сарае - двенадцать разномастных дурдулей.

Вывел Мхаматби дурдулей из сарая, нагрузил на них золото и серебро всадника на петухе и отправился домой.

Едет-едет Мхаматби, очень устал, трудно уже сидеть в седле. Тогда дурдуль, на котором он ехал, заговорил:

- Мхаматби, отпусти нас, дурдулей. Дорога твоя длинная, ты один, нет у тебя ни друзей, ни помощников. Ты не знаешь, кого встретишь. Встретишь злых людей, и пас отберут у тебя, и ты сложишь голову. Вырви из наших грив по волоску, положи их в бумажник, а когда понадобимся, погрей их над огнем, и мы примчимся в мгновение ока, где бы ни были. Сними свою одежду, приторочь ее к моему седлу, выбрось из бурдюка золото, натяни бурдюк на себя и иди в ближайший аул. Услышишь новости, поешь и немного отдохнешь.

Мхаматби сделал все так, как сказал дурдуль.

Он натянул на себя бурдюк и вошел в аул. Идет по улице, а люди удивляются его необычной одежде.

Шел-шел Мхаматби и встретил старуху.

- Мать, какие хабары в этом ауле? - спросил Мхаматби.

- Все хорошо и спокойно, сынок. Все живы и здоровы. Заходи ко мне, будь гостем. Кто ты? Откуда идешь?

- Путник я, мать. Поел бы чего-нибудь, если дашь.

- Заходи в дом, - сказала старуха и пригласила Мхаматби к себе. Накормила тем, что у нее было. Пока он ел, старуха рассказала ему, что три дочери князя выходят замуж и уже послали гонцов во все аулы - приглашать гостей. В пятницу, сказала она, приедут люди со всех семи долин. Пока старуха рассказывала, Мхаматби поел и собрался уходить.

- Сын мой, скажи хоть, как тебя зовут? - спросила старуха.

- Старый бурдюк.

- "Старый бурдюк", говоришь?

- Да, да, Старый бурдюк.

- Хорошо, очень хорошо, сын мой. Мы, старухи, как малые дети, любим спрашивать. Не обижайся.

- На что обижаться? - сказал Мхаматби, улыбнулся и вышел на улицу.

Старый бурдюк (будем дальше и мы так звать его, раз он сам дал себе такое имя)* пошел прямо во двор князя. Его заметили Дочери князя, которые отдыхали в саду. Старшая и средняя стали смеяться над Старым бурдюком. Младшая молчала. Она принесла Старому бурдюку яблок.

* ("Будем дальше и мы так звать его" - комментарий сказителя.)

- Бери яблоки. Есть куда положить? - спросила она, приняв Старого бурдюка за нищего.

Старый бурдюк заспешил, дернул бурдюк, чтобы сиять его с себя, и обнажил голову. Дочь князя поразилась: волосы нищего золотые! Чтобы не смущать его, дочь князя ничего не сказала, положила яблоки под оградой и вернулась в сад.

Младшая дочь князя поняла, что к ним во двор вошел не простой нищий, и запомнила его. Старый бурдюк сел у ограды, съел яблоки, поднялся и ушел.

Назавтра, в пятницу, к князю приехали все богачи семи долин. Дочери князя, одетые в парчовые одежды, стоят на балконе второго этажа* дворца. Их золотые шапочки спорят с солнцем.

* (2 В абазинских сказках героини знатного происхождения обычно живут в двухэтажных дворцах (букв.: "тдзы аквгыла" - "домах, поставленных друг на друга"). В сказках, как правило, говорится дословно следующее: "Княжна (ханская дочь, княгиня) стояла на тдзы аквгыла", т. е. на балконе второго этажа.)

По приказу князя все собравшиеся должны были пройти под балконом, на котором стояли дочери князя. А княжнам дали по мячику, чтобы они бросили их в того, кого любят.

Женихи стали проходить под балконом. Старшая дочь бросила свой мячик в одного княжича, средняя - в молодого агмысту. Все женихи прошли, а младшая не бросила свой мячик.

- Может быть, тот, кого любит младшая дочь князя, в толпе простолюдинов? - раздался чей-то возглас.

Пропустили под балконом и простых людей. Младшая дочь опять не бросила свой мячик.

Старый бурдюк стоял, прислонившись к ограде, и не проходил под балконом. Заметив его, кто-то крикнул в шутку:

- Может быть, княжеской дочери по сердцу Старый бурдюк, который подпирает ограду?

Тогда и Старого бурдюка заставили пройти под балконом вместе со всеми. Стали проходить третий раз. Старый бурдюк шел последним. Младшая дочь бросила мячик в него!

- Ошиблась она. не может быть, чтобы княжеская дочь выбрала этого несчастного нищего! Она хотела бросить мячик в другого, а случайно попала в Старого бурдюка. Верните ей мяч, пусть еще раз бросит! - закричали молодые сыновья князей и агмыста.

Вернули мячик княжне. Она опять бросила его в Старого бурдюка.

Тут князь разгневался, накричал на слуг, а Старого бурдюка и младшую дочь приказал бросить в курятник.

Князь играет свадьбы старших дочерей, а Старый бурдюк и младшая дочь князя сидят в темном курятнике. В первый же вечер Старый бурдюк вспомнил о своих дурдулях, вытащил волосок и погрел его над огнем. Тут же с ржанием примчался один из дурдулей. Старый бурдюк оделся в богатые одежды и сел на дурдуля. Люди, не понимая, что случилось, перестали веселиться и смотрели на чудесного всадника. Двенадцать вечеров вызывал Старый бурдюк своих дурдулей, гарцевал на них. Разъехались гости и разнесли но всем аулам хабар о необыкновенном всаднике. Никто не знал, что это был Старый бурдюк.

Вскоре князь заболел и призвал к себе старших зятьев.

- Достаньте, где хотите, простоквашу из оленьего молока. Только она может вылечить меня, - сказал им князь.

Старшие зятья князя отправились в горы. Старый бурдюк узнал об этом через два дня. Он вызвал одного из дурдулей и помчался в горы. Согнал всех олених, которые были в горных лесах, подоил их, заквасил молоко и сел передохнуть. В это время приехали в горы старшие зятья князя. Они подъехали к тому месту, где отдыхал Старый бурдюк.

Старый бурдюк угостил приехавших простоквашей, а затем спросил:

- Как вы сюда попали?

- Князь заболел и послал нас за простоквашей из оленьего молока. Ни одну олениху не можем поймать. Не знаем, как нам быть?

- А кем вы доводитесь князю?

- Мы его зятья.

- Очень хорошо. Не спешите, найдете и то, что ищете, - сказал Старый бурдюк и замолчал.

Он молчал некоторое время, а затем сказал:

- Дам вам простокваши, но за это должен поставить на вас клеймо: иначе мои оленихи пострадают.

- Ладно, клейми нас, но дай нам простокваши, - сказали старшие зятья князя.

Старый бурдюк поставил по клейму на лопатки старших зятьев князя, дал им простокваши из оленьего молока и отправил домой. Сам сел на дурдуля и вернулся раньше их, привезя с собой и простоквашу.

Жена, увидев, что Старый бурдюк привез простоквашу из оленьего молока, сказала ему:

- Как было бы хорошо, если б мой отец поел этой простокваши! Он ее давно просит.

- Твой отец нас не признает, а ты хочешь отнести ему простоквашу. Как это понять?

- Что мне, бедной, делать? Признает он нас или не признает, все же он мой отец. Куда я его дену?

- Ладно, неси, - сказал Старый бурдюк, налил в чашку простокваши и незаметно для жены бросил в нее кусок куриного помета.

Князь стал пить простоквашу прямо из чашки. Сделал несколько глотков, оторвался от чашки и сказал:

- Какая хорошая простокваша, только куриным пометом пахнет.

- Что в этом удивительного? Ведь куры сидят над нашими головами, - ответила дочь.

Князь распорядился перевести Старого бурдюка и его жену в конюшню. Сказано - сделано.

В то время, когда Старого бурдюка и его жену переводили в конюшню, вернулись старшие зятья князя. Дали князю простокваши, но она ему не понравилась: пахнет, мол, водой.

Еще раз послал князь старших зятьев в горы за простоквашей из оленьего молока. Все получилось так, как в прошлый раз: Старый бурдюк поставил им на лопатки клеймо, дал простокваши и отправил назад, а сам вернулся раньше их. Младшая дочь князя захотела еще раз напоить отца простоквашей. Старый бурдюк бросил в чашку кусок конского помета. Князь попил простокваши и сказал:

- Какая хорошая простокваша, но пахнет конским пометом.

- Что в этом удивительного? Живем с лошадьми, - ответила дочь.

- Переведите их в кунацкую! - распорядился князь, и Старый бурдюк с молодой женой оставили конюшню.

Князь выздоравливал. Старый бурдюк втайне от всех угнал княжеский табун на дальние земли. Князь, конечно, вскоре узнал о пропаже. Он позвал старших зятьев и приказал им разыскать табун. Три дня и три ночи ехали они и наконец добрались до места, куда Старый бурдюк угнал табун.

Старшие зятья подъехали к Старому бурдюку, но не узнали его: он каждый раз был по-новому одет и ездил на новом коне.

- За чем пожаловали? Что вам нужно? - спросил Старый бурдюк.

- Приехали за княжеским табуном. Отгоним назад, если отдашь.

- Просто так отдать его не могу.

- Скажи, сколько за него хочешь?

- Нисколько! Дайте поставить вам по клейму и забирайте лошадей.

- Ладно, ставь.

Старый бурдюк поставил им на лопатки еще по одному клейму и отдал табун. По три клейма было уже на лопатках старших зятьев князя!

Старый бурдюк, как и прежде, приехал домой раньше старших зятьев. Они вернулись лишь через два дня после младшего зятя. Князь думает, что под солнцем нет никого храбрее его старших зятьев, а о Старом бурдюке и думать не думает.

Князь устроил большой пир по случаю своего выздоровления и в честь зятьев, вернувших его табун в целости и сохранности. В первую очередь он пригласил старших дочерей и зятьев, во вторую - всех мудрецов, в третью - всех богачей, в четвертую - всех их взрослых детей, в пятую - почетных гостей из других аулов. Ни Старого бурдюка, ни младшую дочь князь не пригласил.

Комнаты князя набиты народом, столы ломятся от яств. Встал тут один старец, потребовал тишины и сказал:

- Если я не ошибаюсь, у нашего хозяина три дочери. А коль у него три дочери, стало быть, и три зятя. Вижу я здесь только двух дочерей и двух зятьев. Где же третий зять и третья дочь?

Князю некуда было деваться, и он, хотел этого или не хотел, вынужден был пригласить Старою бурдюка и младшую дочь, но гостям сказал так:

- Если вы настаиваете на этом, приглашу их, но не пущу дальше порога. Пусть радуются, коли получат ваши объедки. Лишнего стола для них нет.

Гости стали просить, чтобы Старого бурдюка посадили за стол, как и старших зятьев, но князь был непреклонен. Он твердо стоял на своем.

Пригласили Старого бурдюка и его молодую жену, и, как распорядился князь, они стояли у порога.

Гости поели-попили.

- Теперь можно бы послушать и хороший хабар, и увлекательный таурых. Рассказывайте, кто их знает, - сказал один из стариков.

Все молчали.

- Коли все молчат, пусть хоть Старый бурдюк что-нибудь расскажет, - сказал один из гостей.

Старый бурдюк, не спеша и ничего не пропуская, рассказал то, что сказано в этой сказке. Он попросил поднять рубашки обоих зятьев князя и посмотреть на их лопатки. Так и сделали.

Князь очень рассердился, выгнал из дому старших зятьев, позвал к столу Старого бурдюка, но тот отказался сесть. До конца пира стоял он у порога*.

* (Как и у других народов Кавказа, у абазин не было принято садиться в присутствии старших или проходить в глубь комнаты. Это считалось нарушением этических правил. Поэтому Старый бурдюк отказывается садиться, хотя его и приглашают за стол.)

После пира князь отдал половину своего имущества Старому бурдюку и младшей дочери. Старый же бурдюк раздал бедным то, что получил, взял жену и вернулся к своим родителям. Они уже были старыми. Старый бурдюк взял их к себе, а старшим братьям построил по новому дому. Живут все они в согласии и довольстве.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2019
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://skazka.mifolog.ru/ 'Сказки народов мира'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru