Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

79. Три брата и князь

(Зап. в 1934 г. в сел. Джирхва Гудаутского р-иа 3. Таркпл со слов X. Агрба. РФАИЯЛИ, ф. 2, оп. 2, д. 88, стр. 25.)

Жили три брата. У них не было средств к жизни. Три осла - вот весь скот, все богатство, что имели братья. Их жизнь становилась все хуже и хуже, наконец совсем нечем стало жить. И вот однажды старший брат, Соулаху, взял осла и пошел его продавать. Шел, шел, пришел к какому-то князю. Князь послал своих рабов спросить его, что он хочет, чего ищет.

А Соулаху в ответ:

- Чего я хочу? Хочу продать осла, а на вырученные деньги сам проживу и братьям помогу - вот чего хочу!

Услыхал это князь, позвал к себе Соулаху и говорит:

- Если сможешь сказать три слова о том, чего я не видал, о том, чего я не слыхал, получишь золота столько, сколько поднимет твой осел и ты сам, а если не сможешь - я отберу твоего осла!

Соулаху задумался, не зная, что ответить. Думал, думал - ничего такого, о чем просил князь, не придумал.

Когда же князь не услышал ответа на свой вопрос, он отобрал у Соулаху единственного осла, на которого старший брат так надеялся, и прогнал.

Не понравилось среднему брату, Ханапу, что у старшего отобрали осла, он взял другого осла из тех, что остались, и ушел. Шел, шел и дошел до того самого князя, который отобрал первого осла.

Князь опять велел спросить, что ищет этот человек.

Ханап ответил:

- Я хочу продать своего осла.

- Если скажешь мне три слова о том, чего я не видал, о том, чего я не слыхал, я дам тебе столько золота, сколько поднимет твой осел и ты сам, а если не сможешь - отберу твоего осла.

Ханап стал думать, но, сколько ни думал, ничего не смог придумать, что бы сказать князю. Что он мог поделать? Оставил своего осла у князя, а сам, сгорбившись, еле-еле сдерживая слезы, опираясь на палку, вышел со двора и ушел.

Соулаху ничего не смог ответить князю и надеялся, что, может быть, Ханап что-нибудь придумает. Старший брат ждал его, но и Ханап вернулся ни с чем. Когда же младший брат, Джир, узнал, что случилось, он пригорюнился, но потом взял единственного осла и ушел. Шел, шел и тоже пришел к тому князю, который ограбил его братьев. Увидел его князь и говорит:

- А-а, ты тоже пришел ко мне! - Князь закрутил вверх свои висячие усы и выпучил большие глаза. - Что ищешь? Чего хочешь? - спросил он.

Джир, ничего не боясь, не стесняясь, ответил, чего он хотел:

- Хочу продать своего осла!

Князь засмеялся:

- Может быть, моих денег не хватит, но я куплю твоего осла, если ты скажешь три слова о том, чего я же видал или о чем я не слыхал. Я дам тебе за это столько золота, сколько поднимешь ты и твой осел, да еще в придачу тех двух ослов, которые есть у меня, и нагружу их золотом! Если же не сможешь сказать - не получишь и своего осла!

Как только князь сказал это, Джир сразу догадался, что перед ним тот самый человек, который отобрал ослов у его братьев. И не успел князь закончить свою речь, а Джир ему в ответ:

- Хорошо, князь, послушай, что я скажу! - И он начал свой рассказ:

"Было нас три брата. Мы владели большими стадами коз и овец. Зиму и лето пасли мы свой скот на горах, где у нас были свои стоянки, и наши стада не знали, что такое дом. А сыр и молоко мы посылали домой вот как: с горы, на которой паслось стадо, до нашего дома был проложен деревянный желоб, под желобом стоял большой котел. Мы доили скот, сливали молоко в желоб и бросали туда сычуг. Пока молоко доходило до дому, оно створаживалось, и наша мать садилась возле котла и собирала готовый сыр. Кислое молоко мы тоже так делали.

Но вот как-то раз на овец напал волк, поймал самую большую овцу и понес. Я схватил ружье, выстрелил в волка, смотрю - куда же волк девался? Так и не увидел я волка. Стадо испугалось выстрела и бросилось в стороны. Я собрал напуганное стадо и пошел в свой балаган. А на другой день мне нужно было идти домой. Я пошел. Пришел и сел есть. У матери как раз ничего не было, кроме свежего сыра, который она получила в тот же день. Она принесла корзину для сушки сыра, вынула оттуда сыр и положила передо мной на маленьком столике. Я придвинул столик к себе, взял сыр, и, когда надломил его, оттуда выскочил волк с дойной овцой в зубах и побежал. Это был тот самый волк, в которого я стрелял на горе. Не долго думая, я вынул ружье из чехла и выстрелил с плеча. Разве я промахнулся бы?! Волк упал на спину, и овца свалилась ему на грудь. Вот от этой-то овцы в нашем дворе пасется приплод в сто голов. Как это случилось? А вот как: когда на горе я выстрелил в волка, пуля попала в него, но волк не остановился и продолжал бежать, пока не свалился в желоб, куда мы сливали молоко. Волк не смог оттуда выбраться, молоко залило его и вместе с сычугом потащило вниз, к нам домой. Дома мать не заметила волка и сняла его вместе с сыром", - закончил свой рассказ Джир и спросил:

- Не будет ли это, господин князь, первое из трех слов?

Хорошо, посчитаем это за одно слово! - ответил князь.

"У нас было много ульев, - продолжал Джир. - Никогда не бывало случая, чтобы хоть одна пчела гибла или пропадала. Стояла зима. Как-то раз одна из пчел, которые улетали за взятком, не вернулась. Я подумал: "Что с ней случилось? Почему она не вернулась?" - оседлал коня и поехал на поиски.

Ехал, ехал целую неделю, наконец вижу: какие-то люди пашут на моей пчеле - с одной стороны запрягли пчелу, а с другой - семь пар буйволов. Я выругал этих людей как следует, соскочил с коня, отпряг пчелу и вижу: у нее кожа стерлась, Тогда я взял горсть сырой земли, смазал ею шею, потом сел на лошадь и погнал пчелу домой. Вот от этой самой пчелы у нас сейчас есть сто ульев".

Вот что рассказал Джир, а потом спрашивает:

- Не будет ли это вторым словом, господин князь?

- Хорошо, пусть будет второе, - ответил князь, но по его лицу сразу можно было заметить, как ему это не понравилось.

"Было у нас много лошадиных табунов, - опять стал рассказывать Джир. - На водопой мы гоняли их к морю, а все остальное время - и летом и зимой - они паслись в горах. Как-то раз пошел я на охоту, а когда вернулся, вижу: нет моих табунов! Оказывается, они пошли к морю на водопой. А я подумал, что они пасутся на обычном месте, и пошел искать на пастбище, но где их найдешь! Тогда я воткнул в землю свой посох, в ручку посоха вонзил шило, взобрался на верхушку шила, посмотрел и вдали у моря увидал свои табуны. Они все сгрудились в одном месте. Я сейчас же пустился в путь и шел, нигде не останавливаясь, целую неделю. Прихожу, смотрю - море покрыто льдом, и поэтому лошади не могут напиться. Я стал бить по льду своим посохом, но никак не мог разбить лед. Чем еще можно было разбить лед? Я снял свою голову и изо всех сил ударил ею по льду. Тут лед толщиной в две-три сажени разбился, и лошади смогли напиться. Потом я поймал одного коня и сел верхом, а остальных собрал и погнал впереди себя. Еду я по дороге, а навстречу мне две девушки. Проходят мимо, одна и говорит:

- Ах, какой хороший парень, только жаль - без головы!

Я решил проверить, на месте ли моя голова, поднял руку, но где же она? Нет моей головы! Я повернул обратно, прискакал к морю, смотрю - мою голову вороны катают по льду. Я быстро нагнулся, поднял голову и поставил опять на место. Затем я вернулся, догнал свои табуны и пригнал их к балагану, в горы", - закончил свой рассказ Джир и спросил:

- Не будет ли это третьим словом, господин князь?

- Да, это и вправду третье слово, ты выиграл, чтоб тебя Афы сжег! - воскликнул князь. - Многих я грабил, над многими издевался, но ты победил меня! - Сказал так князь и даже почернел весь.

Как и следовало но уговору, князь нагрузил золотом парня, его осла и еще двух ослов. Джир пошел своей дорогой. Но, оказывается, князь знал ослиный язык. Он условился с ослами, что по дороге они заупрямятся, остановятся и не пойдут дальше. Джир не сможет с ними ничего сделать, бросит их и уйдет, а ослы вернутся назад к князю.

Джир шел сзади, погоняя ослов. Вот в каком-то месте они остановились на отдых, и, когда, отдохнув, Джир стал поднимать своих ослов, они заупрямились. Что Джир ни делал, не мог заставить их встать на ноги. Тогда Джир закричал, как будто кого- то зовет, и сказал:

- Положи железную палку в огонь, пусть полежит до будущего года, тогда мы заставим встать моих ослов.

Услышали это ослы, испугались и подумали: "Чем сидеть здесь до будущего года, дожидаясь, когда нас поднимут раскаленной железной палкой, лучше пойти с ним". Они встали и пошли впереди Джира.

Пришел Джир домой, а братья еле живы от голода и холода. Увидели они Джира, удивились. Еще больше удивились, когда заметили своих ослов, тех самых, которых отнял князь и которых Джир привел обратно.

А князь после того, что с ним случилось, стал горевать, сошел с ума и вскоре умер.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com