НОВОСТИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ   СКАЗКИ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Простачок (Польские сказки)

Простачок изгоняет домового

Однажды по пути из города Простачок купил за бесценок ручную сову и зашагал домой. Поздно вечером добрался он до какой-то деревни. Во всех окнах темно, а в одном окошке огонек светится. Заглянул Простачок из любопытства в окно и видит: на столе, покрытом белой скатертью, лежат пироги, жареный гусь да фляжка водки стоит. А за столом сидит молодой мужчина - видно, какой-то родственник или разлюбезный гость. Хозяюшка-то молодая, пригожая, гостя умильно потчует да так и ластится к нему.

Простачок сову под мышкой держит, а в правой руке - посошок дорожный, да тем посошком и постучи в окно. Хозяйка как ошпаренная вскочила с места и спрашивает в испуге: "Кто там?" - "Хозяин!" - ответил Простачок. Вмиг пирог полетел со стола в квашню, фляжка водки - в комод, жареный гусь - в печку, а хозяюшкин гость, схватив шапку, шмыгнул под печку. Наскоро прибрав" все, хозяйка опрометью кинулась отворять двери.

Едва Простачок отскочил от окна, как вдруг заскрипел снег под полозьями легких саней и перед воротами дома осадил лошадь здоровый, плечистый мужик. "Отворяй! - закричал он, вылезая из саней и стуча кнутовищем в ворота.- Отворяй, жена, и коня распряги: у меня руки закоченели". Ворота распахнулись, и хозяйка повела коня во двор. Тут только хозяин заметил Простачка и спросил: "А ты, братец, кто такой будешь?" - "Путник я. Пусти обогреться в хату. Позднее время, а заночевать негде".

Гостеприимный хозяин повел Простачка за собой, и вскоре они сидели за столом. И рад бы хозяин хорошо угостить путника, но хозяйка насилу разыскала для них немного соли и краюшку хлеба. Подает им скудный ужин и ворчит: "Знала бы я, когда тебя ждать, сготовила бы чего-нибудь горячего и пирог бы испекла. А то вот как вышло: и сам приехал, и гостя бог дал, а угощать нечем". - "Что это у тебя за птица?" - спросил хозяин, с любопытством разглядывая важно сидящую рядом с Простачком сову. "Сова - ученая голова, - погладил ее путник. - Очень смекалистая птица, все знает и насквозь видит, даже говорить умеет". - "Да что ты? И говорить может?" - удивился хозяин, собирая: хлебом соль, растолченную на столе.

Незаметно для хозяев Простачок ущипнул сову, она и прохрипела что-то по-своему. "Что она говорит?" - спросил хозяин. "Говорит, что в квашне пирог лежит". - "Пирог в квашне? Слышишь, жена, давай-ка его сюда!" - "Может, правда? - пробормотала перепуганная молодица. - Вчера брат заезжал ко мне, так я для него наскоро испекла. Может, и остался кусочек. Сейчас погляжу..." И точно: вынула из квашни и подала на стол пирог, да не кусочек, а чуть початый.

Режут мужики пирог и уплетают за обе щеки. А Простачок снова потихоньку прижал сову. Она опять завертела головой и заухала. "А теперь она о чем говорит?" - полюбопытствовал хозяин. "Да ну ее! Все свое плетет! Будто в комоде фляжка водки есть". - "Может, и верно, жена? Ну-ка, выдвинь ящик!" - "Не знаю, - завертелась баба, еще больше смутившись. - Кажись, вчера капелька осталась - может, и есть..." Посмотрела - и водка есть, да не капелька, а больше половины фляжки. Делать нечего, поставила хозяйка водку на стол. Хозяин молча налил себе и гостю. Выпили по рюмке и снова - за пирог.

"Замолчи! - тихо прикрикнул Простачок на сову, которая под его незаметными толчками снова подала голос. - Замолчи! Не твое это дело..." - "А что она говорит?" - "Да болтает, что-де в печи жареный гусь", - будто нехотя проворчал путник. "И гусь? Доставай, женка, а то сам пойду искать! Все подавай сразу, что есть еще!" Подбежала хозяйка к печи, заглянула за заслонку и запричитала, заламывая руки: "Господи, и гусь есть! Боже мой, да что же это творится? Ведь только что ничегошеньки не было. И ума не приложу, откуда все взялось. Не иначе, чародейство или еще что!.."

"Веришь ли, добрый человек, - говорил хозяин, разрезая гуся, - у меня в доме дивные дела творятся. Нечистый дух по-другому бы озорничал, а то дело сделано, и концы в воду. Что есть в доме повкуснее, все из рук уплывает. На кого подумаешь? Живем вдвоем: я да женка. Чьи это дела, любезный гость, как по-твоему?" - "А чему ж другому быть - не иначе домовой завелся. А где он поселится, там счастья не жди. Но если это только домовой, то с помощью совущи. - мудрой головушки мы выгоним его сегодня же. Удерет злодей туда, куда еще Макар телят не гонял". - "Сделай такую милость, гостюшка! Выгони, уплачу тебе, сколько запросишь".

Простачок велел хозяину выйти в сени. Хозяйка, оставшись с гостем с глазу на глаз, упала перед ним на колени и начала умолять: "Ой, не губи меня, добрый человек, не губи!" И гость хозяюшкин вылез из-под печи и тоже путнику в ноги, упрашивает: "Возьми все, что у меня есть, только не губи; Не выдай хозяину, а то он меня живого не выпустит". Простачок велел ему вымазать сажей лицо и руки, напялить кожух шерстью наружу, рукавицы натянуть на ноги, а сапоги на руки надеть. Привязал ему на голову старый голик и велел обратно лезть под печку.

Позвал хозяина и объявил, что домовой прячется под печкой: так сова указала. Потребовал котелок ключевой воды, две пригоршни круп ячменных, колбасы, солонины, масла и соли, а об остальном просил не беспокоиться. Без слов хозяин дал все, что требовал путник. Тот на шестке разложил огонь, и скоро в котелке пыхтела густая и жирная каша, а Простачок, засучив рукава, помешивал ее ложкой. Каша поспела. Перекрестил путник углы дома, настежь распахнул, двери избы, хозяину дал в руки метлу, а хозяйке - лопату. Как брызнет кипящей кашей из поварешки под печку да как заорет что есть мочи: "А ну, домовой, киш-киш отсюда!"

И точно: вдруг из-под печки выскочило что-то черное и косматое, не человек и не козел, как есть - домовой, да как пустится наутек в двери. По пути сбил с ног хозяина, а хозяйка с перепугу завопила благим матом. Простачок вскочил на стол, а домовой метнулся к воротам да как сиганет на улицу, только его и видели. Утром Простачок за труды получил от хозяина рубль, да хозяйка тайком сунула ему в руку еще рубль.

Так рассудил он дело своим мужицким умом, всем угодил и себя не забыл: обогрелся, попил, поел как следует, выспался, деньги в мошну спрятал, да и котелок с кашей захватил с собой. С хлебосольными хозяевами распрощался чин по чину и пошел своей дорогой (108, № 89),

"Свинья не коза, а дуб не береза"

Вернулся домой Простачок, отдохнул от долгого пути. А тут и праздник подошел. Запряг он свою лошаденку, взвалил на телегу откормленного борова и поехал в город на базар. Стоит около своего воза и ждет покупателя. Вдруг откуда ни возьмись -четверка лихих коней, запряженных в бричку, а в ней сидит, развалясь и подбоченясь, какой-то ясновельможный, а может и просто вельможный пан; в зубах сигара, бичом хлопает, как из пистолета стреляет, давит бедных мужичков, что с дороги не успели убраться. Остановился перед возом Простачка и кричит: "Эй ты, хам! Не слыхать ли тут пшеницы?"

Обиделся Простачок на глупость пана и ответил: "Пшеницу никогда никто не слыхал и не услышит. Добрые люди ее видят в зерне, а едят в пирогах. А что я мужик, или хам, как ваша милость сказала, так я на то не в обиде. Вы - паны, баре, а мы - мужики, хамы, но что мужик на дорогу бросит, то барин в кармане носит. Так-то оно!" - "Врешь!" - заорал пан. "Нисколько! Вынь, пане, носовой платок из кармана, разверни и скажешь, что правда".

Побагровел пан от гнева, рещил проучить дерзкого мужика: "Что продаешь?" - "Свинью, пане". - "Лжешь, хам, это коза!" - заорал пан да как ударит Простачка по щеке - у того только искры из глаз посыпались. Но мужик виду не подал, поклонился пану с улыбкой и говорит: "Теперь я твой должник, пане. Втройне тебе отплачу". Продал Простачок свинью, вернулся домой, но обещания своего не забыл.

Через неделю нарядился мастеровым, взял аршин под мышку и отправился в путь. Пришел в корчму, что была поблизости от имения того помещика, и говорит важно: "Слушай, хозяин! Есть у тебя добрый мед, хоть по рублю за бутылку?.. Как выпьешь хорошего медку, так и работа спорится, а дело-то у меня не какое-нибудь - я мельницы строю". - "Что я слышу?! Вы мельничный мастер?" - "Он самый! Прошлым летом две водяные и один ветряк поставил. Знаешь, сколько денег огреб! Вот и хочу доброго медку испить". - "Какая удача! Я вас порекомендую нашему пану Миките, он хочет строить мельницу, а мастера не найти. А уж вы меня за это отблагодарите! Сейчас побегу к нему..." - "А как же, приятель, еще как отблагодарю! Поставлю мельницу - в твоей корчме половину заработка пропью". Корчмарь со всех ног бросился к усадьбе и через несколько минут прибежал звать мнимого мастера к помещику.

Пан Микита Простачка не узнал, договорились на крыльце и сразу в тарантасе поехали в лес выбирать подходящие деревья для мельницы. Проехали с версту. Пан указывает на дуб: "Вот этот дуб, верно, годится на главный вал?" - "Да разве это дуб? Это береза!" - "Ты что плетешь?" - "То же, что и пану случается!" Помещик подумал, что мастер пьян и потому несет ахинею. Поехали дальше. Увидели другой дуб, еще больше первого. "Если тот тебе не подошел, так этот, наверное, как раз будет?" - "Смерю - узнаю, подойдет ли. Эх, беда, пане, ведь я аршин на крыльце забыл. Что же делать? Давай как-нибудь по-другому смерим. Становись к дубу и обхвати ствол, насколько сможешь, а я с другой стороны то же сделаю, и все будет в порядке". Пан и рад стараться: обхватил дуб сколько мог. Простачок зашел с другой стороны, надел ему веревочные петли на руки, затянул и быстро связал концы в узел. Подошел к пану, поглядел в лицо и закричал:

Свинья не коза,
А дуб не береза!

Оторопел нан, смотрит на мастера и вдруг узнал в нем того мужика, которому он дал оплеуху на ярмарке. А Простачок выломал наскоро дубинку да и отвесил пану десяток горячих, хоть тот и грозился, и прощения просил. Напоследок сказал Простачок пану: "Ну что, теперь меня вспомнил? Это тебе за пощечину. Обещал втройне отдать - и отдам: сегодня разок побил, а два останутся за мной. Пока до свидания". Повернулся и скрылся в лесной чаще. А пан, привязанный к дереву и избитый, до самой ночи простоял, пока проезжающие мимо мужики не освободили его.

Через несколько дней после этого случая взял Простачок у брата, что в усадьбе служил, черный фрак, жилет - словом, все то, в чем обычно ходят доктора. Переоделся, научил сына-подростка, что ему говорить, запряг лошадь в бричку и отправился в знакомую корчму. Подкатили к шинку с шумом и гиканьем. "Эй, корчмарь! Живо шампанского!" - прикрикнул мнимый доктор, входя в комнату. Удивился хозяин: не слыхивал он таких приказов за все время, как корчму содержал, бросился во двор и спрашивает кучера-подростка: "Что это за пан?" - "Какой там пан, - грубо отвечает парень. - Это знаменитый лекарь. Я двадцать верст за ним гнал. Приехал он, поглядел, дал что-то понюхать моему пану, и болезнь как рукой сняло, а было уж все доктора от него отступились. Пока сюда ехали, всех больных по пути на ноги поставил. Прямо-таки чудеса! Ну, конечно, и денежки ему сыплют не жалея".

Корчмарь смекнул, что к чему, и сразу же к доктору: "Не угодно ли, ваша милость, меня выслушать: сказали мне, что вы знаменитый доктор. Очень прошу вас обождать здесь, пока я извещу пана о вашем приезде. Он уже несколько дней хворает. Если вылечите его, он за деньгами не постоит, а вы и меня, бедного, не забудьте наградить!" - "А чем твой пан хворает?" - "Боюсь и говорить! Уж вам по секрету скажу: на днях нашли его в лесу привязанным к дереву. Я посоветовал ему мастера по мельницам, поехали они лес смотреть, а черт схватил мастера и уволок. А пана нашего к дубу привязал: вот он с перепугу и заболел". Помчался корчмарь в имение, а вскоре явился управляющий просить доктора к пану Миките.

Вошел доктор в комнату больного, окошки велел занавесить, чтобы свет не беспокоил пана. Остановился у постели, пощупал пульс больного и измененным голосом просит рассказать причину болезни. Пан Микита сказал, что подымался он по лестнице на верхний накат амбара, да поскользнулся и упал, а спиной угодил прямо на кучу кирпичей и крепко покалечился, да еще с испуга и простуды горячка приключилась. "Я вас, пане, - сказал мнимый доктор, - живо могу вылечить. Есть у меня мазь на такую болезнь. Только надо бы баню сперва истопить. Можно и ванну, только побыстрее". - "Ванну можно устроить в сушильне, - обрадовался больной. - Это недалеко от дома. Там сейчас как раз топят - лен будут сушить-и ванну мигом приготовят". Сели пан с доктором в тарантас и поехали в сушильню. Слуга раздел пана, посадил в ванну. Надо бы уже и натирать больного чудодейственной мазью, а мазь дома забыли на столе или на комоде. Послали слугу за мазью и отрубями дляпприпарок. Остался доктор наедине, с паном, подошел к ванне, поглядел ему в глаза да как заорет, уже не меняя голоса:

Свинья не коза,
А дуб не береза!

Рванулся пан как ошпаренный, стал кричать и на помощь звать, но Простачок прижал его одной рукой, вынул из-за пазухи плеть и отсчитал пану двадцать плетюганов, хоть тот и деньги ему предлагал. Потом собрался Простачок уходить и говорит пану: "Ну вот, видишь, как хам свое слово держит. Два раза тебя побил, будь спокоен - и о третьем не забуду. До свидания!" Свернул скорее в лес и в назначенном месте нашел сына, который ждал его. Уселись они в бричку, выехали на дорогу и без приключений добрались домой.

Месяц спустя в соседнем местечке подошел ярмарочный день. Потянулись на ярмарку местные жители, одни купить или продать что-нибудь, другие - в костел. Пан Микита поправился, но полученный дважды урок не забыл: спеси да горячности в нем поубавилось. Простачок своим мужицким разумом смекнул, что пан поедет на ярмарку, и сам тоже стал собираться.

Выехал Простачок вместе с братом, который на него очень похож был. Подъехали к мосту, где должен был проезжать пан Микита на ярмарку. Брату велел Простачок верхом на коне ждать пана, научил, что говорить и делать, а сам нарезал крепкой лозы и спрятался под мостом. Через четверть часа послышался конский топот и показалась бричка. Брат Простачка узнал пана Микиту, поставил коня поперек дороги, глянул в лицо пану, прыснул от смеха и заорал:

Свинья не коза, 
А дуб не береза!

И сам - наутек от дороги. "Гей, Андрюха, Филька! - взревел пан на лакея и кучера, горя жаждой мести. - Руби постромки, скачите за хамом. Поймать во что бы то ни стало и сюда привести, а не то запорю!" Кинулись лакей с кучером в погоню, а мужик, как заяц, по тряскому лугу на коне несется.

Вот один удирает, двое за ним гонятся, а пан сидит в бричке на мосту. Тут из-под моста вылез Простачок с пучком прутьев, посмотрел пану в глаза да как крикнет:

Свинья не коза, 
А дуб не береза!

И начал обхаживать пана по бокам, да так, что на том модный фрак затрещал по всем швам. Волком воет пан, кличет слуг. Потом понял, что никто не выручит, и дал клятву никогда и никого не обижать, в каждом крестьянине видеть ближнего брата, а за три преподанных урока не только не мстить, но и щедро уплатить. И в подтверждение своих слов высыпал мужику горсть золота в подставленную шапку. Простачок раскланялся с ним и говорит: "Вот мы и квиты, пан Микита!" Пересыпал деньги из шапки в мошну, повернулся и сразу скрылся в зарослях.

Вернулись слуги с пустыми руками, а пан велел ехать уже не в город, а домой. С этих пор и пошла по свету поговорка: "Вот мы и квиты, пан Микита" (108, № 92).

Простачок изобличает конокрада

Как-то пришел Простачок в незнакомое село. Видит, на улице собралась большая толпа: тут и мужики и бабы, стар и мал - все галдят, машут руками. Подошел Простачок к толпе и увидел двух тяжущихся: жалобщика и ответчика, обиженного и обидчика. "Что тут у вас случилось? - спрашивает Простачок.- О чем спорите? Может, я вам и помогу?"- "Дело такое,- объясняет ему один старик.- Вот эти два мужика, что держат за повод коня, обвиняют друг друга в воровстве. А дело было так: наш сосед вчера на ярмарке в городе купил коня, а сегодня поймал на нем в своем хлеву вот этого цыгана. Цыган божится, что это-де его собственный конь, что он сам его выходил и ездил на нем шесть лет, а неделю назад у него, мол, украли этого коня. И вот сегодня он будто бы нашел своего коня у этого мужика в конюшне и взял как своего, да еще соседа моего обвиняет а конокрадстве. Как их рассудить?" - "Шила в мешке не утаишь, сейчас дело выведем на чистую воду, - сказал Простачок и закрыл полой своей сермяги голову коня. - Ну, цыгане-Вот ты узнал своего коня в чужом хлеву. Раз ты его сам выходил и шесть лет у себя держал, отвечай, только говори сразу, без запинки: на какой глаз он косит?" - "На какой глаз, спрашиваешь?" - "Да, да! Сразу отвечай, а если не сможешь, значит, конь не твой". - "Неужто я не скажу, пан хороший! Только мой конь чуть-чуть косит, а видит хорошо". - "Неважно, чуть-чуть или здорово, а ты говори, на какой глаз, и не крути, а то проиграешь". - "На правый, милостивый пан!"

Простачок приоткрыл полу и показал всем правый глаз. Все увидели, что глаз вовсе не косит. "Ох, пан хороший, ведь я ошибся, - застонал цыган, махнув рукой и ударяя шапкой о землю, - ох, как же это я ошибся?! Да ведь конь о четырех ногах и то спотыкается. Чего же удивительного, если язык иногда не то ляпнет, что думает голова? Да он косит на левый глаз, конечно, пане, на левый".

Простачок совсем отдернул полу и объявил: "Врешь, цыган! Бессовестно врешь! Это хозяйский конь, а ты конокрад. Смотрите, у лошади вовсе глаза не косят". Цыган понял, что попался на удочку, и хотел задать стрекача, но его изловили и связали.

Все благодарили Простачка, угостили его, да еще на дорогу кое-чего дали (108, № 90).

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2019
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://skazka.mifolog.ru/ 'Сказки народов мира'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru