НОВОСТИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ   СКАЗКИ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мулла Насреддин персидский (Персидские сказки и анекдоты)

Зловонный клад

Насреддин закопал в развалинах кувшин с монетами. Когда ему удавалось раздобыть монету, он тут же бросал ее в кувшин, и каждый раз подсчитывал их. Напротив развалин была лавка москательщика. Тот сообразил, что Насреддин не зря повадился ходить в развалины, пошел туда и обнаружил клад Насреддина. Москательщик выгреб все монеты, оказалось, что там сорок один динар.

На другой день Насреддин пришел к своему кладу, не нашел денег и догадался, что это дело рук москательщика. Он пошел прямо к москательщику, но не застал его. Насреддин подождал, а когда москательщик пришел, сказал ему: "Прошу тебя, возьми перо и подведи итог моему счету". - "Говори", - сказал москательщик, и Насреддин начал: "Пиши: тридцать шесть динаров, прибавь к ним семьдесят два. Всего будет..." - "Сто восемь".- "Если к ним прибавить еще сорок один динар, то будет..." - "Сто сорок девять". - "До ста пятидесяти не хватает одного динара. Спасибо". С этими словами Насреддин попрощался. А москательщик решил, что Насреддин хочет прибавить деньги из другого места к сорока одному динару, и поспешно отнес назад взятые им деньги. На другой день Насреддин вошел в развалины, пробыл там некоторое время и вышел. Москательщик тут же побежал к тайнику, но на месте динаров были только нечистоты... Когда москательщик выходил из развалин, Насреддин подошел к нему и сказал: "Понюхай свои руки, они чем-то пахнут" (94, стр. 185).

Как Насреддин правителя провел

Насреддин пришел к правителю и говорит: "Вели написать грамоту, чтобы я имел право взимать курицу с каждого мужчины, который боится своей жены". Правитель привык к проделкам Насреддина и велел выдать ему такую грамоту.

Насреддин с этой грамотой несколько дней разъезжал по городам и селам, набрал около ста куриц и пригнал их во двор правителя. Правитель удивился и спросил Насреддина: "Неужели ты нажил этих куриц на той грамоте?" - "У меня не хватило терпения, - отвечал Насреддин, - а не то я набрал бы куриц ровно столько, сколько мужчин под вашей властью. А теперь я пришел доложить вам, что в соседнем городе живет красавица дева, у нее хороший голос и она очень подошла бы для вашего брачного ложа".

Тут правитель приложил палец к губам и тихонько прошептал: "Тсс, жена подслушивает за дверью..." - "Некогда мне болтать, у меня много дел, - сказал Насреддин,-велите поскорее пустить к моим курицам еще одну". Тут правитель понял, что Насреддин просто разыграл его, похвалил Насреддина и велел отдать ему откормленного петуха. Насреддин, довольный, отправился на базар и продал всех кур (94, стр. 160).

Дело не в чалме

К Насреддину пришел неграмотный армянин и показал ему письмо, написанное по-армянски, с просьбой прочитать. "Не умею я",- ответил Насреддин. Армянин оглядел Насреддина с головы до пят с удивлением, а потом сказал: "Раз ты не умеешь читать, то с какой стати напялил на голову такую большую чалму?" Насреддин мигом снял с головы чалму, нахлобучил на голову армянину и воскликнул: "Если дело в чалме, то прочитай теперь сам" (94, стр. 95).

Как Насреддин угощал приятелей, напросившихся к нему в гости

Приятели стали напрашиваться к Насреддину в гости, а у него было туго с деньгами. Он отнекивался, но они не отставали. Наконец они сами назначили день, и Насреддин уступил.

Когда приятели пришли в дом, Насреддин поставил перед ними лепешки, финики, виноград, сыр и все время приговаривал, угощая: "Кушайте, не стесняйтесь, угощение за ваш счет. Будьте как дома!" Приятели были польщены гостеприимством Насреддина, наелись вволю и провели весь день в приятных беседах. Но когда они собрались уходить от Насреддина, то не нашли ни башмаков, ни халатов. Они стали спрашивать Насреддина, а он отвечал: "Они у старьевщика на нашей улице". - "Как так?" - поразились гости. "А разве я не говорил вам, что угощение за ваш счет? Я говорил правду. Я угощал вас на деньги, вырученные за ваши башмаки и халаты".

Друзьям ничего не оставалось, как сложиться и вернуть Насреддину деньги, чтобы он выкупил их халаты и башмаки. Насреддин же преподал им урок, как будет посрамлен тот, кто навязывается в гости некстати (94, стр. 162).

"Значит, я никогда не умру"

Мулла Насреддин сильно заболел, и его стали навещать кредиторы. "Молитесь все, - попросил он, - чтобы я не умер, пока не расплачусь с долгами".

Все помолились и заявили в один голос: "Наша молитва будет услышана". - "Значит, - сказал он, - я никогда не умру" (94, стр. 24).

Камень с печатью

Насреддин пахал поле, вдруг плуг зацепился за что-то. Насреддин копнул землю и увидел небольшой ларец. Поднял крышку - а там золотые монеты. Он подумал: "Раз я нашел этот ларец в поле, значит, он принадлежит казне. Надо отдать его правителю города". Он вернулся домой, рассказал обо всем жене и велел: "Положи ларец в сумку, я отнесу его к правителю". Жена знала, что спорить с Насреддином бесполезно, спрятала ларец в укромном месте, а вместо него положила в сумку камень. Насреддин взвалил на плечо сумку и отправился к правителю. А там в это время собрались все знатные люди города. Насреддин неожиданно вошел в присутствие, не говоря ни слова, вывернул сумку, и из нее выкатился камень. Насреддин удивился, но виду не подал и говорит: "Правитель! У лавочников нашего города нет точно вывешенного камня с печатью правителя, поэтому они не довешивают при продаже. Вот я и принес этот камень, чтобы вы велели поставить на нем свою печать. Когда будет верная гиря, и вес будет верный" (94, стр. 79).

Цена халвы

Насреддин отправился с мальчиком в лавку продавца сладостей, набрал халвы и отдал мальчику, чтобы тот отнес домой, а сам стал рассматривать в лавке всякие товары. Когда мальчик отошел уже достаточно далеко от лавки, Насреддин спросил лавочника: "Если кто-нибудь возьмет у тебя халвы, но у него не окажется денег, что ты станешь делать?" - "Дам ему затрещину,- ответил хозяин лавки, - и выгоню взашей". - "Так не мешкай, давай мне эту затрещину", - говорит Насреддин. Лавочник влепил ему затрещину и собрался было выгнать его прочь, но Насреддин воскликнул: "Если ты отпускаешь по этой цене, то я возьму еще немного халвы!" (94, стр. 143).

Человек или корова

Насреддин зашел на баштан и сорвал дыню. Хозяин увидел его и поднял крик: "Что ты там вытворяешь?" - "Да я зашел сюда по нужде",- говорит Насреддин. Хозяин подошел, огляделся и спрашивает: "Так где твоя нужда?" Тут и Насреддин посмотрел по сторонам, увидел коровий помет и показывает. "Так это же коровий помет!" - закричал огородник. "А ты мне дал время сделать по-человечески?" (94, стр. 42).

"Это не имеет значения"

В те времена, когда мулла Насреддин еще не пользовался широкой известностью, один из его приятелей, повстречав его на улице в изорванной одежде, принялся укорять. Но Насреддин сказал: "Какое .это имеет значение? Меня ведь никто здесь не знает". o

Через пятнадцать лет, когда мулла Насреддин приобрел громкую славу, тот же человек снова повстречал его в рваной одежде и опять принялся ругать. На этот раз Насреддин ответил: "Какое это имеет значение? Меня ведь и так все хорошо знают" (94, стр. 35).

Один ответ на сорок вопросов

Жил на свете заядлый спорщик. Долгие годы он затверживал наизусть каверзные вопросы и ответы на них и научился всегда одерживать верх в споре. Однажды этот спорщик пришел к Насреддину и говорит: "Я задам тебе сорок вопросов. Если ты на все вопросы ответишь одной фразой, то я заплачу тебе много денег". - "Сначала отдай эти деньги верному человеку,- предложил Насреддин, - а потом уж задавай свои вопросы". Спорщик передал залог приятелю Насреддина и начал сыпать вопросами о воздухе, небе, земле и тому подобном, которые не имели ничего общего между собой. Насреддин спокойно выслушал все вопросы, а потом говорит: "На все твои вопросы у меня один ответ из трех слов: "Ничего не знаю". Спорщик надеялся поспорить в свое удовольствие, ему стало стыдно, он покраснел и покинул Насреддина, который устроил на выигрыш пирушку для приятелей (94, стр.93).

Уважительная причина

Пришел к Насреддину сосед и попросил дать веревку. Насреддин вошел в дом, вернулся и говорит: "На веревке чалтык сушится". Сосед удивился и говорит: "Да разве на веревке можно чалтык сушить?" - "Если не хочешь давать веревки, то и такая причина годится" (94, стр. 18).

Юность и старость

Однажды в кругу приятелей Насреддин хвастал: "На старости лёт я такой же сильный, как и в молодые годы". - "Откуда ты это взял?" - спрашивают его, и Насреддин отвечает: "Дома у меня есть большая каменная ступа. В молодости я пытался сдвинуть ее с места, но не смог. На днях я опять повторил попытку, но ничего не вышло. Так я узнал, что сила у меня сейчас та же, что раньше" (94, стр. 116).

Насреддин и нищий

Кто-то постучал в двери Насреддина. "Кто это?" - спрашивает он со второго этажа. "Откройте", - слышит в ответ. Насреддин спустился и видит: нищий за подаянием. "Поднимись наверх", - предложил Насреддин.

Они вдвоем поднялись наверх, и тут Насреддин говорит нищему: "Да подаст тебе бог. Прости, дорогой, у меня ничего нет". - "Почтенный, - говорит нищий, - если ты не хотел дать мне милостыню, почему ты не сказал об этом внизу?" - "Почтенный, - отвечает Насреддин, - если ты хотел попросить подаяния, почему ты не сказал об этом, когда я был наверху?" (94, стр. 37).

Завещание Насреддина

Насреддин всегда завещал своим друзьям: "Когда я умру, то похороните меня в старой могиле".

Однажды приятели спрашивают: "Зачем это, мулла?" - "А затем, - отвечал он, - что, когда придут Мункар и Накир, они подумают, что я старый мертвец, и не станут меня допрашивать" (94, стр. 15).

"А была ли у него голова?"

Насреддин с приятелем отправился поохотиться. В степи они повстречали волка, стали преследовать его и загнали в логово. Приятель Насреддина не хотел упускать добычу, полез головой в логово и долго торчал так. Насреддин видит, что он не вылезает, подошел и вытащил его за ноги. Смотрит, а приятель-то без головы. Насреддин удивился, вернулся в город, пошел к дому приятеля и спрашивает его жену: "Когда твой муж выходил сегодня из дому, была у него с собой голова?" (94, стр. 78).

Правая сторона

Гость остался у Насреддина переночевать. Среди ночи ему понадобилось выйти. А Насреддин не спал, вот гость и попросил: "Лампа стоит по правую руку от тебя. Передай ее мне". - "Ты что, спятил? - возмутился Насреддин. - Как это я могу в темноте определить, где моя правая рука?" (94, стр. 32).

Кто заговорит первым

Насреддин сказал жене: "Мне надоело давать корм ослу, отныне это будешь делать ты". Но жена не согласилась, и они заспорили. Целый час бранились и пререкались и наконец условились, что корм ослу будет давать тот, кто заговорит первым. Несколько часов они молчали, только глаза друг на друга таращили. Наконец жене стало невмоготу, она встала и пошла к соседке. Рассказала ей о случившемся и попросила послать Насреддину миску супа. "Ведь он такой упрямец,- сказала она,- скорее умрет, чем заговорит". И вот соседский мальчик с миской супа отправился к Насреддину.

А между тем, как только жена вышла из дому, в дом забрался вор - дверь-то была открыта. Он собрал все, что было ценного, и наконец вошел в комнату, где сидел Насреддин. Видит, что сидит человек, не шелохнется. Вор подумал, что перед ним паралитик или немой. Чтобы проверить, вор подошел к Насреддину, снял с него чалму и бросил оземь. Но Насреддин не пошевелился и не вымолвил ни слова. Тогда вор взвалил на спину все, что собрал в доме, и ушел.

Как раз в это время вошел соседский мальчик с супом. Он видит, что весь дом разворован, а Насреддин сидит в углу комнаты, молчит и не двигается. Мальчик поставил миску перед ним, а Насреддин стал ему жестами показывать, что, мол, приходил вор, забрал все вещи и даже чалму. Когда Насреддин ткнул рукой себе в голову, мальчик подумал, что он просит полить его супом. Он тут же схватил с полу миску и вылил горячий суп на голову Насреддину, а потом он пошел и рассказал обо всем его жене. Жена сразу смекнула, что к чему, прибежала домой и видит, что воры все унесли, а Насреддин сидит весь грязный и молчит. Жена закричала изо всей мочи: "Эй, муж! Что это нашло на тебя? Постыдись!" Тут только Насреддин воскликнул: "Первым делом ступай и задай корм ослу, а потом уж подумаем обо всем остальном!" (94, стр. 61).

Внутри и снаружи

Насреддин повел осла на базар продавать, поручил это дело маклеру, а сам стоял в сторонке, наблюдал. Маклер принялся на все лады расхваливать осла. "О люди,- разглагольствовал он,- этот осел молод, силен, быстроходен. Тот, кто купит его, не раскается" Слушал Насреддин, слушал и вдруг подумал: "Если этот осел так хорош, то почему бы мне самому не купить его?" Недолго думая, он подошел к маклеру, договорился о цене, уплатил деньги, забрал осла, пришел домой и рассказал обо всем жене.

А она в ответ говорит: "И мне сегодня повезло. Пришла молочница да зазевалась. Тут я потихоньку бросила ей на весы золотой браслет, чтобы она налила больше молока. Она не заметила и отпустила молока на вес браслета больше!"

Услышав о такой ловкости жены, Насреддин воскликнул: "Прекрасно, слава Аллаху! Ты старайся внутри дома, а я буду приумножать богатство снаружи. Так мы и заработаем на хлеб насущный" (94, стр. 48).

Плата носильщику

Насреддин велел носильщику взвалить на плечи груз и отнести к нему домой. По пути носильщик пропал. Сколько ни искал его Насреддин, так и не нашел. Прошло девять дней. Наконец на десятый день Насреддин проходил с приятелями по улице и увидел мельком того носильщика, который тащил уже другой груз. "Это тот самый носильщик, - сказал Насреддин приятелям,- которого я столько разыскивал". Но самому носильщику Насреддин ничего не сказал, и тот прошел мимо. "Что же ты не потребовал с него свой груз?" - спрашивают его приятели. "А если бы он потребовал плату за десять дней, что тогда?" - вымолвил Насреддин (94, стр. 49).

Справедливый человек

Насреддин купил свеклы, репы, брюквы, моркови, положил все в хурджин, перекинул через плечо, сел верхом и поехал. "Почему ты не приторочишь хурджин к седлу?" - спрашивает его встречный, а Насреддин в ответ: "У меня совесть есть. Бог рассердится, если я сам взберусь на осла да еще вдобавок нагружу его хурджином" (94, стр. 65).

Хвост осла

Как-то Насреддин пошел на базар осла продавать. По пути осел вывалялся в грязи и испачкал хвост. Насреддин подумал, что осла с таким грязным хвостом не станут покупать, отрезал хвост и положил в хурджин. На базаре кто-то стал торговаться и сказал: "Осел без хвоста - уже не осел". - "Давай договоримся о цене, - поспешно ответил Насреддин,- а о хвосте не беспокойся: он у меня в хурджине" (94, стр. 27).

Очки Насреддина

Среди ночи Насреддин поспешно разбудил жену и попросил принести очки. Она принесла и спрашивает: "Зачем тебе очки среди ночи?" - "Мне приснился приятный сон, - отвечал он, - но некоторые места я не мог различить в темноте. Вот мне и захотелось рассмотреть их через очки" (94, стр. 69).

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2019
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://skazka.mifolog.ru/ 'Сказки народов мира'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru