Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

24. Кякуа-Залашв

(Зап. в 1935 г. в сел. Киндг Очамчирского р-на В. Чкадуа со слов С. Чкадуа. Опубл.: Абх. 1940, стр. 282.)

У одного крестьянина было три сына и три дочери. Умирая, отец позвал старшего сына и сказал:

- Я умираю, а вы живите согласно и дружно. Девушки уже просватаны: в воскресенье вечером возьмут старшую, в следующее воскресенье вечером возьмут среднюю, а в третье воскресенье - младшую. В те вечера, когда их будут брать, разразится гроза с громом и молнией. Ты только выводи сестер на балкон, а там уж их возьмут!

Сказал так отец и умер.

Как он сказал, в первое же воскресенье разразилась такая страшная гроза, что нельзя было выйти во двор. Но старший брат должен был сделать то, что ему велел отец. Он взял старшую из сестер и вывел ее на балкон. В тот же миг что-то, похожее на черную тучу, окутало девушку и унесло неизвестно куда.

В другое воскресенье гроза была еще сильнее. На этот раз старший брат вывел на балкон среднюю сестру. Ее тоже унесло что-то, похожее на черную тучу.

А в третье воскресенье гроза разразилась еще страшнее. Брат вывел младшую сестру и отдал ее кому-то, похожему на черную тучу.

Младшие братья ничего не знали и удивлялись: что сделал старший брат с их сестрами?

Прошло много времени, но они не видели тех, кто взял сестер, и не замечали, чтобы старший брат ходил к ним.

И вот однажды младшие братья сказали старшему брату так:

- Наших сестер ты вывел на балкон и отдал грозе. Гроза их унесла. А теперь ты сам к ним не ходишь и нам не говоришь, где наши сестры.

Но старший брат сам не знал, кто их взял. Он думал, думал и наконец сказал:

- Да, вы правду сказали, но я сам не знаю, кто их взял. Я сделал только то, что мне перед смертью наказал отец. Надо будет найти сестер! Я попробую это сделать и поеду, а вы, братья, оставайтесь дома, но никуда не ходите и присматривайте за нашим скотом!

Сказал так старший брат, сел на отцовского араша и поехал искать сестер.

Ехал, ехал, заехал далеко и очутился в какой-то далекой земле. Он очень устал и решил отдохнуть; соскочил он с араша, привязал его к липе, что там росла, и сел отдыхать.

Прошло немного времени. Вдруг напротив него показалась серна, но у старшего брата не было никакого оружия. А серна подходила все ближе и ближе, наконец она подошла совсем близко. Он бросил камень, но серна не испугалась и продолжала пастись.

- Вот увидишь, я тебя живой поймаю! - сказал юноша, вскочил на араша и погнался за серной. Серна не стала бежать далеко: она кружила по поляне, а всадник в надежде, что вот-вот поймает ее, все гнал и гнал своего араша и так загнал его до смерти.

Что ему оставалось делать? Ведь пешком он не смог бы дальше идти! Сел юноша под липой и заплакал. Вдруг он заметил тропинку.

- Больше нечего делать! - сказал он. - Пойду туда, куда ведет эта тропа! - встал и пошел по этой тропинке.

Так он подошел к какому-то дворцу, огороженному каменной оградой. Он попробовал открыть ворота или перелезть через ограду, но, сколько ни метался, как ни старался, ничего не смог сделать. Он не знал, что теперь делать, сел у ворот и заплакал.

Оказывается, тот дворец, возле которого он сидел, принадлежал его старшей сестре. Хозяйка услышала плач, подбежала к воротам, смотрит, а там сидит старший брат и плачет. Она обрадовалась неожиданной встрече и повела брата в дом.

Но когда настал вечер, сестра начала плакать.

- Почему ты плачешь, сестра? Может быть, тебе неприятно, что я пришел?

Сестра ответила:

- Я плачу потому, что скоро должен вернуться мой муж. А когда он придет, то съест тебя. Куда же я тебя спрячу?

- Съедите вы меня или нет, я в ваших руках! - сказал брат.

Тогда сестра спрятала его в боковом ящичке сундука.

Вечером во двор вошел адауы, нагруженный убитой дичью. Не успел он войти во двор, как сейчас же закричал жене:

- Что случилось? Здесь слышен абхазский дух!

Но его жена вышла навстречу и стала уверять, что она ничего не слышит и что здесь никого нет.

Адауы поднялся с дичью на балкон, сложил там дичь и вошел в дом. В доме он еще сильнее почуял абхазский дух и бросился искать того, от кого он исходил.

Тогда к адауы кинулась его жена и стала просить:

- Поклянись, что ты его не съешь, тогда я скажу тебе, кто это!

"Уж не ее ли это брат?" - подумал адауы и поклялся:

- Клянусь, я не съем его!

Тогда жена адауы вывела своего брата и сказала, что он пришел навестить ее.

- Разве я съем своего шурина! - воскликнул адауы.

Адауы посадил юношу на ладонь, стал играть им, а затем созвал соседей и устроил в честь своего шурина большой пир.

Когда же дело дошло до подарков, которые адауы хотел сделать шурину, сестра сказала своему брату:

- Мой муж хочет дать тебе в подарок большое богатство, но ты ничего не бери и скажи ему, что ты человек бедный и что если он желает тебе что-нибудь подарить, то пусть даст свою шкатулку.

Как сестра сказала, так и было: адауы предложил своему шурину богатые подарки, но шурин отказался:

- Я ничего не возьму. Если же ты так настаиваешь, дай мне свою шкатулку. Я человек бедный, она мне зачем-нибудь да пригодится!

Эти слова очень огорчили адауы. Но он видел, что шурин ничего не хочет брать, и подарил ему шкатулку, а в придачу дал еще прекрасного араша и сказал:

- Я отдаю тебе шкатулку, в которой заключается вся моя жизнь. Только смотри, пока не придешь домой, не открывай ее, а то и себя погубишь, и меня. Открой шкатулку дома, при всем народе, иначе тебе будет трудно взять то, что там находится.

Шурин выслушал своего зятя и решил не открывать шкатулку. Он привязал ее к седлу, вскочил на подаренного араша и отправился в путь. Подъезжает к той поляне, где отдыхал в первый раз, и видит: там опять пасется серна, из-за которой он до смерти загнал своего араша. Он положил шкатулку и снова погнался за серной. Гонял ее туда и сюда и думал, что вот-вот поймает, но так и не поймал, а своего араша загнал насмерть.

Что ему было делать? Опять пешим остался, как в первый раз. Возвращаться к зятю было стыдно. Он сел и задумался: "Что делать?" Вдруг видит: немного ниже первой тропинки, по которой он пошел в первый раз, идет другая тропа.

"Больше нечего делать! Куда бы она ни вела, пойду по этой тропинке!" - подумал юноша и пошел.

Шел, шел, наконец дошел до большого дворца. На его счастье, ворота были открыты. Он быстро вошел во двор, пошел к дворцу, взглянул на балкон и видит: сидит на балконе его средняя сестра. Сестра заметила его и закричала:

- Брат пришел!

Она спустилась по лестнице, бросилась к брату, обняла его и повела наверх.

Но потом сестра стала волноваться.

- Что мне делать?! - сказала она. - Придет мой муж и съест тебя!

- Съедите вы меня или не съедите, я в ваших руках! - ответил брат.

Тогда сестра заперла его в какой-то сундук.

Но вот пришел адауы. Он начал оглядываться по сторонам.

- Что такое? Я слышу абхазский дух! - сказал он жене, но она стала уверять мужа:

- Как могло случиться, чтобы здесь был абхазский дух?

Когда же адауы принялся искать по всему дому, жена бросилась к нему и начала просить:

- Пришел мой брат проведать нас. Я побоялась тебя и спрятала его. Прошу, если можно, не ешь моего брата!

- Что ты! Разве я съем своего шурина?! Приведи его сюда! - сказал адауы, но жена не поверила:

- Поклянись мне, что ты его не съешь!

- Клянусь, я не съем его! - поклялся адауы, и жена привела своего брата. Зять обнял его, поставил к себе на пальцы и долго играл им, потом устроил пир.

После пира сестра сказала своему брату:

- Мой муж предложит тебе в подарок много скота, но ты ничего не бери, кроме белого араша, который у него есть.

Как она сказала, так и было: адауы предложил шурину много скота, но тот ничего не взял, а попросил дать ему только белого араша.

Адауы это очень не понравилось, но что было делать?

Он отдал.

Этот араш стоял в яме глубиной в сто саженей и ел сталь. Адауы подошел к яме, показал арашу уздечку, и араш легко выпрыгнул из ямы.

- Я отдаю тебе этого араша, но боюсь, как бы он тебя не убил! - сказал адауы. - Ты смотри сейчас на меня: я сяду на араша и покажу тебе, что он делает, когда на него садятся.

Адауы вскочил верхом, и араш так сильно оттолкнулся от земли, что ударился о небо, но адауы быстро сполз под брюхо араша. Потом араш ударился о землю, но адауы уже сидел на его спине. Араш прыгнул в сторону и ударился о восток - адауы уже держался за араша с другой стороны, а затем араш ударился о запад, но адауы очутился на другой стороне.

После этого адауы, джигитуя, въехал во двор и сказал:

- Если ты сможешь так делать, я отдам тебе араша, но боюсь, как бы он тебя не убил!

- Давай сюда! - ответил шурин, взял араша и вскочил верхом.

Араш ударился о небо, о землю, о восток и запад, но с шурином ничего не случилось.

Тогда шурин простился с хозяевами и уехал.

Подъезжает к липе и опять видит серну.

- Ну, уж теперь ты от меня не уйдешь! - сказал он и снова погнался за серной, надеясь, что вот-вот поймает ее. Так он загнал и этого араша до смерти.

- Как мне не везет! - сказал он, сел, обхватил голову руками и подумал: "Если бы мне везло, то этот араш остался бы жив!"

Стыдно ему было возвращаться к своим зятьям, но вот он заметил, что пониже тех двух тропинок идет третья тропа.

- Пойду-ка по этой тропе. Если есть у меня какое-нибудь счастье, то эта тропа должна меня спасти! - сказал он и пошел по тропинке.

Шел, шел, вдруг видит: стоит огромный дворец.

- Зайду-ка в этот дворец. Может быть, там я увижу свою младшую сестру или услышу что-нибудь о ней, - сказал он и пошел, но войти во двор не осмелился: там сидели громадные охотничьи собаки. Он стал, не зная что делать.

В это время шла его сестра. Она несла воду. Сестра увидела брата, обрадовалась, стала кружиться вокруг него*, потом повела домой во дворец и спросила:

* (В Абхазии существует обычай класть на постель одежду умершего и так оплакивать его смерть. Абхазы верили, что если несколько раз обойти вокруг человека пли покрутить рукой над его головой, то все его грехи и несчастья можно взять на себя.)

- Как ты сюда попал?

Он ей все рассказал: где. побывал, как увидел сестер, и поведал все, что с ним случилось.

Сестра оставила его у себя дома, побежала к своему мужу адауы и стала просить, чтобы он не ел брата, который пришел ее проведать.

Когда адауы поклялся и сказал, что не съест его, они вместе пришли к брату, адауы обнял его и устроил большой пир.

Одну ночь брат переночевал у них, а утром собрался домой. Тогда адауы решил пригнать много скота, чтобы одарить им своего шурина, но сестра предупредила брата:

- Мой муж пригонит много скота, чтобы подарить тебе, но ты ничего не бери! У мужа есть вороной конь, с которым он никак не может расстаться. Коня зовут Кякуа-Залашв. Если ты скажешь, что тебе, кроме этого Кякуа-Залашва, ничего не нужно, муж отдаст его. Смотри, он может показать тебе коня маленьким, как кошка. С него будет струиться гной, так, что тебе неприятно будет даже уздечку в руки взять, но ты не оставляй коня - потом все это пройдет!

Как она сказала, так и случилось: адауы пригнал много скота, но брат ничего не захотел взять.

- Что же тебе нужно? - спросил адауы.- Чего бы ты ни попросил, все тебе дам!

Адауы не думал, что шурин знает про Кякуа-Залашва, но шурин сказал:

- Я хочу Кякуа-Залашва, если отдашь!

Адауы это очень не понравилось, по что ему было делать? Он уже пообещал отдать все, чего бы шурин пи попросил.

Как сестра сказала, так и было: адауы привел за уздечку маленького, как кошка, коня. С него стекал гной.

Брат даже в таком виде не побрезговал конем, взял его и ушел.

Шли, шли, но конь переступал очень медленно и с него непрерывно стекал гной. Наконец подошли к липе. Там опять паслась серна. Брат сел под липой и, держа копя за уздечку, стал плакать, приговаривая:

- Если бы я был счастлив, то все мои араши, которые были один лучше другого, остались бы живы! Если бы сестры меня Уважали, то Кякуа-Залашв, подаренный мне младшей сестрой, был бы прекрасным конем!

Так он плакал и причитал.

Все это слышал Кякуа-Залашв - он стоял тут же, весь в гное. Кякуа-Залашв умел говорить по-человечьи и сказал:

- Не печалься! Если ты можешь быть хорошим наездником, то я смогу стать хорошим конем!

Глянул брат, а перед ним стоит Кякуа-Залашв - огромного роста и такой прекрасный, что на него невозможно смотреть не мигая.

Потом Кякуа-Залашв сказал:

- В моем правом ухе лежит мое седло, а в левом - потник. Возьми их и оседлай меня!

Юноша обрадовался, достал седло и оседлал коня.

- Иди теперь, садись на меня. Я погонюсь за серной, которая загубила трех твоих арашей. Я догоню серну, но сможешь ли ты ее поймать? Ловить можно только за рога. Если ты тронешь ее в каком-нибудь другом месте, мы оба можем погибнуть.

- Хорошо, я поймаю за рога! - ответил юноша, вскочил на араша и погнался за серной. Кякуа-Залашв быстро догнал серну, а всадник уже протянул руку, чтобы схватить ее за рога, но за рога не схватил, а коснулся спины. От этого вспыхнуло что-то белое, как жемчуг, и серна исчезла неизвестно куда. Но Кякуа-Залашв заметил, в какую сторону умчалась серпа, и погнался за ней. Так он прискакал к реке. Трудно было ее перейти. Кякуа-Залашв стал над обрывом.

- Вот тут-то мы пропадем! - сказал Кякуа-Залашв, - Слезай с меня, переходи на другой берег и становись там. Я перепрыгну через реку, а когда буду около тебя, ты помоги мне немного, потяни вперед, иначе я пропаду!

Всадник так и сделал: перешел реку и стал на другом берегу, а когда Кякуа-Залашв прыгнул, он подтянул его вперед и помог выйти на берег.

Так они с большим трудом перешли реку и остались невредимы.

- Та, за которой мы гонимся, живет здесь, - сказал Кякуа-Залашв. - Но это не серна, а девушка. Она опять должна пойти к липе. Когда я подскочу, ты должен схватить ее и посадить в седло. Тогда мы ее возьмем. Больше ничего мы не сможем сделать.

Поговорили они так между собой и поднялись на бугорок, что был поблизости.

В это время девушка сидела на балконе, от испуга у нее колотилось сердце, и она кому-то рассказывала: "Пошла я в огород своей матери клевер собирать. Вдруг какой-то человек заметил меня и хотел похитить, но не смог догнать. Для того чтобы догнать меня, он загнал трех арашей, а в последний раз он погнался за мной на Кякуа-Залашве. Чуть-чуть не поймал, но все же мне удалось убежать от него!"

Кончила девушка свое слово и встала, чтобы немного походить и передохнуть, а потом опять уйти в огород.

Но в этот миг Кякуа-Залашв перепрыгнул через ограду, подскочил к девушке, а всадник, не дав ей и шагу ступить, схватил девушку, и они поскакали со двора. По пути они заехали к липе, всадник взял там шкатулку, привязал ее к седлу, и они отправились дальше.

Дорогой всадник стал рассказывать девушке, будто он ее и раньше знал, хотел на ней жениться и даже арашей своих не жалел, чтобы взять ее в жены.

После этого девушка согласилась стать его женой.

Ехали они очень долго. Шкатулка, подаренная зятем, была тяжелая, везти ее было очень трудно, но всадник помнил, что зять советовал ему не открывать шкатулку, пока не приедет домой. Он так и решил не открывать ее до приезда домой, по измученный Кякуа-Залашв, который вез всадника с невестой да еще тяжелую шкатулку, не мог идти дальше: у него была натерта спина.

Тогда всадник сказал:

- Все равно эту шкатулку не довезти мне до дому. Лучше открою ее и посмотрю, что там лежит.

Но не успел он отомкнуть шкатулку, как из нее появилось множество людей, они стали строить фабрики, заводы, большие дома и выстроили все это очень быстро. На этом месте мгновенно вырос огромный город, по городу бежали машины.

И все это случилось не в родном селе юноши, а в какой-то далекой земле. Юношу сделали царем, а его жену - царицей.

Проходил день, другой, прошло много времени, а царь все оставался на том же месте.

Но вот как-то раз он собрал свой народ и спросил:

- Можно мне куда-нибудь уехать?

- О наш царь! Зачем ты спрашиваешь? Делай как хочешь! - ответил народ.

Тогда царь оставил царствовать вместо себя свою жену, сел на Кякуа-Залашва и поохал к тому зятю, который подарил ему шкатулку.

Как только он въехал во двор, зять сейчас же догадался, что с ним случилось, и крикнул:

- Что ты наделал?! Ты убил меня!

Шурин ответил зятю так:

- Младшая сестра подарила мне Кякуа-Залашва, я поймал серпу, которая загубила моих арашей. Эта серна оказалась девушкой. Кякуа-Залашв помог мне взять ее в жены, и я поехал домой, но мой конь на самом неудобном месте стал, не смог идти дальше. Я решил, что дальше ехать не смогу, и открыл шкатулку. Что мне теперь делать? Я остался тут, в далекой земле, мои братья молоды, они не смогут меня найти, а я не хочу лишиться своего народа!

- Хорошо, все это я снова положу тебе в шкатулку, но, когда ты ее опять откроешь, всего будет меньше, чем в первый раз.

И вот адауы вместе с шурином пришли на то место, где вырос город. Адауы перебил половину жителей, а всех остальных загнал обратно в шкатулку. Потом он отдал шкатулку шурину и отправил его в путь. Затем он вернулся домой.

И вот юноша вместе с женой вернулся в свой дом. Привез и шкатулку и, как только приехал, сейчас же открыл ее.

Опять, как в первый раз, мгновенно поднялись заводы, фабрики, монетные дворы - одним словом, все, что нужно для большого города. Там, где был поселок, появилась царская столица, а кругом нее - народ, подвластный этому царю.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com