НОВОСТИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ   СКАЗКИ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Другие знаменитые хитрецы, мудрецы и шутники (Мифы, сказки и анекдоты разных народов)

Как Бахлул спас гостя от своего брата Халифа (Азербайджанский анекдот)

Однажды ночью к Бахлулу в гости пришел незнакомый человек. Об этом узнал Гарун-аль-Рашид и пригласил их к себе на обед. По дороге во дворец Бахлул сказал своему гостю: "Мы идем к моему брату халифу. Он совсем не такой, как все. У него есть палачи и тюрьмы. Он может повесить и бросить в темницу кого захочет. Поэтому будь осторожен! Молчи, если тебя не спрашивают, и сиди себе в сторонке".

Халиф принял их и угостил на славу. После обеда гостям подали арбуз. Увидев, что слуга не принес нож, Гарун-аль-Рашид сильно разгневался. Гость, видя ярость халифа, испугался за слугу. Чтобы спасти несчастного, он поспешно вытащил свой нож и протянул его халифу. Красивый нож с драгоценной рукояткой тотчас привлек внимание владыки. "Ве-зирь, - сказал он, - ты узнаешь мой нож, который я потерял на охоте?" - "Да, повелитель, - ответил, поклонившись, ве-зирь, - это тот самый нож". - "Ты помнишь, - продолжал халиф, - мы даже оповестили через глашатая по всему городу, что тот, кто найдет нож и не принесет его, будет повешен?"- "Да, повелитель, помню", - покорно подтвердил ве-зирь, и халиф немедля отдал приказ повесить незнакомца.

Тогда Бахлул сказал: "Нет, он мой гость, и никто не имеет права обидеть его даже словом. Сегодня он будет ночевать в моем доме. А завтра, когда он уйдет, можете предать его суду. Я и сам приду туда, и, если сказанное вами подтвердится, делайте с ним все, что хотите". Халиф, выслушав Бахлула, вынужден был подождать, но прежде заставил его поклясться, что тот не научит своего гостя какой-нибудь хитрости.

Ночью Бахлул повел незнакомца в конюшню и сказал на ухо своему ослу: "Я же предупреждал тебя быть осторожным. Теперь ничего не поделаешь. Завтра рано утром тебя будут судить. Ты должен сказать судье, что несколько лет тому назад этим ножом убили твоего брата: убийца скрылся и не был найден. Скажи ему, что с тех пор, находясь в обществе, ты всегда вытаскиваешь этот нож, надеясь найти его владельца и отомстить убийце".

Так Бахлул, не нарушив данной халифу клятвы, спас своему гостю жизнь (38, стр. 8).

Вида-пересмешник (Миф племени юалайи из Юго-Восточной Австралии)

Вида проделывал злые шутки над жившими вблизи даена-ми. Он построил из травы более двадцати хижин и разжег перед ними огонь, как будто в них кто-то живет. Затем он входил в одну хижину и кричал, как младенец, потом шел в другую и смеялся, как ребенок. Заходя по очереди в хижины, он пел, как девушка, хохотал, как мужчина, звал дрожащим голосом старика или пронзительным голосом старухи. Он подражал всем голосам, какие когда-либо слышал, и делал это с такой быстротой, что прохожие могли подумать, будто здесь живет много даенов. А проделывал все это пересмешник для того, чтобы заманить поодиночке в свое стойбище как можно больше даенов, убить их и завладеть всей страной.

Увлекшись преследованием добычи во время охоты, какой-нибудь даен нередко отделялся от своих товарищей и один возвращался домой. Проходя мимо стойбища Виды и слыша различные голоса, он хотел узнать, какое племя обитает здесь. Любопытство заставляло его подойти ближе. Видя одного Виду, он приближался к нему. Вида стоял недалеко от большого яркого костра и ожидал, пока даен подойдет совсем близко к нему. Тогда он спрашивал, что ему нужно. Пришелец говорил, что слышал голоса, интересовался, какое это может быть племя, и пришел узнать об этом. Тогда Вида отвечал: "Я здесь один. Как ты мог слышать голоса? Посмотри кругом, я один".

Сбитый с толку незнакомец осматривался и озадаченно говорил: "Куда все они подевались? Когда я подходил, я слышал, как плачут дети, разговаривают мужчины и смеются женщины. Я слышал много голосов, а вижу только одного тебя". - "Вероятно, ветер шевелил ветви деревьев, а ты подумал, что это плач детей. Ты слышал смех Гу-гур-гаги и решил, что это смеются женщины. Голос мужчин, который ты слышал, принадлежал мне. Когда человек один среди зарослей и его окружают тени, у него появляются странные фантазии. Взгляни при свете костра: где теперь твои фантазии? Женщины не смеются, дети не плачут, говорю только я, Вида".

Говоря так, Вида подталкивал незнакомца к огню. Когда они оказывались у костра, Вида быстро оборачивался, хватал пришельца и бросал его в огонь. И. так повторялось снова и снова, пока число живущих вокруг стойбища Виды даенов начало заметно уменьшаться.

Муллиан-сокол решил проникнуть в тайну гибели даенов. Когда его брат Биага не вернулся в стойбище, Муллиан решил пойти по его следам и идти до тех пор, пока задача не будет решена. Он шел по следу Биаги и нашел место, где тот преследовал кенгуру, убил его и повернул домой. Он проследил его путь по каменистому грунту, через пески, равнины и кустарники. Идя по следу Биаги, он услышал в кустарнике голоса - плач детей, пение женщин и разговор мужчин. Убедившись, что следы привели его к тому месту, откуда слышались голоса, Муллиан выглянул из-за куста, увидел травяные хижины и подумал: "Что это за народ?"

Следы Биаги вели прямо в стойбище, где был виден только один Вида. Муллиан подошел к нему и спросил, где же люди, голоса которых он слышал, проходя через кусты. Вида ответил: "Что я могу тебе сказать? Я не знаю ни о каких людях. Я живу один". - "Но я слышал, - возразил Муллиан,- плач детей, смех женщин и разговор мужчин". - "И все-таки я здесь один. Спроси свои уши, какую шутку они с тобой сыграли, или, быть может, теперь тебе изменяют глаза. Посмотри сам, видишь ли ты кого-нибудь, кроме меня?" - "А если ты живешь один, то скажи, что ты сделал с моим братом Биагой и моими друзьями? Их следы, как я вижу, ведут в твое стойбище, но ни один не ведет из стойбища. И раз ты живешь здесь один, то только ты можешь мне ответить". - "Что я знаю о тебе и твоих друзьях? Ничего. Спроси ветры, которые дуют. Спроси Балу-месяц, который смотрит ночью на землю. Спроси солнце Йи, которое смотрит днем вниз, но не спрашивай Виду, который живет один и ничего не знает о твоих друзьях". Говоря это, Вида осторожно подталкивал Муллиана к огню.

Сокол Муллиан был тоже хитер, и его нелегко было заманить в ловушку. Он видел перед собой пылающий огонь, видел следы своего друга позади себя и чувствовал, что Вида толкает его к огню. Внезапно он подумал, что, умей огонь говорить, он рассказал бы, где находятся его друзья. Однако еще не пришло время показать, что он раскрыл эту тайну. Поэтому он притворился, что попал в ловушку. Но как только они подошли достаточно близко к огню, Муллиан-сокол крепко схватил Виду и сказал: "Как ты поступил с моим братом Биагой-соколом и моими друзьями, так теперь я поступлю с тобой!" И с этими словами он бросил его прямо в середину пылающего костра.

Затем он поспешил домой рассказать даенам о судьбе их друзей, остававшейся долгое время тайной. Отойдя на некоторое расстояние от стойбища Виды, Муллиан услышал удар грома. Но это был не гром, это оторвалась задняя часть головы Виды со звуком, похожим на удар грома. Когда голова Виды раскололась, из нее вылетела птица - пересмешник Вида. Эта птица по сей день имеет отверстие в задней части головы, как раз в том месте, где раскололась голова даена Виды и откуда вылетела птица.

До сих пор Вида-пересмешник делает травяные площадки для игр. Бегая по ним, он подражает всем голосам, которые когда-нибудь слышал, - от плача ребенка до смеха женщины, от мяуканья кошки до лая собаки (93, стр. 65).

Как Матроха обокрал генерала (Русская сказка)

Жил старик со старухою; народился у них сын Матроха, стал подрастать, стала мать говорить старику: "Поведи сына, отдай куда-нибудь в науку!" Старик собрался и повел сына в город; идут они дорогою, и попадается им навстречу мужик: "Здорово, старичок! Зачем идешь, куда путь держишь?" - "Да вот, родимый, сына в город веду, в науку отдавать хочу". - "Отдай его мне, добру научу". - "А ты какое мастерство знаешь?" - "Я ночной портной: туда-сюда стегну, шубу с кафтаном за одну ночь "сошью". - "Ах, родимый, мне такого и надобно", - говорит старик и отдал ему сына. Как воротился домой, старуха спрашает: "Ну что, старик?"- "Слава тебе господи! Отдал сынка к ночному портному в учение, да еще какой мастер выискался: туда-сюда стегнет, за одну ночь шуба с кафтаном явится!" - "Ну, ладно,- говорит старуха, - дай бог, чтобы наука впрок пошла!"

Ночной портной привел Матроху к себе в дом, дождался вечера и говорит ему: "Ну, теперь пойдем на раздобытки!" - "Куда?" - спрашивает Матроха. "Да есть у меня на примете вдова; заберемся к ней да пообчистим клети". - "Эх, ты! Вдова - бедный человек, у ней все трудовое; пойдем лучше к богатому генералу". - "И то дело!" Вот и пошли; Матроха захватил с собой целую вязку соломы и, как только подошли к генеральскому дому, сейчас обернулся в солому, перепрыгнул через забор и подкатился прямо к крыльцу. Стоят два дворника; один говорит: "Вишь, солома катится!" А другой: "Пускай катится, где-нибудь да остановится; завтра утром уберем".

Матроха выждал время, выскочил из соломы и забрался в хоромы; нашел генеральский халат и фуражку, нарядился, вышел на крыльцо и крикнул дворникам: "Что, ребята, холодно нынче?" - "Холодно, ваше превосходительство". - "А про воров не слышно?" - "Нет, ничего не слыхать". - "А коли не слыхать, так ступайте себе с богом спать". Дворники ушли в кухню, а Матроха отпер ворота, впустил своего учителя, и принялись вдвоем за работу: стали замки ломать, амбары вычищать; забрали все, что получше, да и были таковы! Дошло до дележа; ну, знамое дело - не поладили, не захотел Матроха быть под началом и воротился к отцу, к матери; стал он красть-воровать, на все стороны обирать; пошла об нем слава по всему околотку.

Присылает за ним генерал и говорит: "Сказывают про тебя, что ты славный вор! Покажи свое мастерство, укради моего лучшего вороного коня; если украдешь - плачу тебе сто Рублев, а на воровстве попадешься - твоя спина в ответе. Согласен?"- "Согласен, отчего не украсть". - "Когда ж воровать придешь?" - "Да зачем откладывать? Нынешнюю ночь приду". Генерал собрал конюхов и накрепко приказал беречь: одного посадил верхом на коня, другому велел за узду держать, третьему - за хвост, а двух у дверей поставил.

Матроха тоже не промах, себе на уме; купил ведро водки, поставил у самой конюшни, обвертелся-обвязался соломою и лег возле. "Братцы! - говорит один караульщик. - Надо обойти кругом конюшни да поглядеть, не видать ли вора?" - "Ну что ж, поди погляди; у дверей пока один постоит". Вышел караульщик и стал присматриваться; видит: солома валяется, поднял всю связку и снес в конюшню. "Вишь,-говорит,- прибрать позабыли!" Потом усмотрел полное ведро водки. "Верно, - думает, - кто-нибудь из кабака унес да здесь припрятал: добро ж, мы и сами с усами, сумеем выпить!" Притащил ведро в конюшню: "Братцы! Бог находку послал". Выпили конюхи по стакану - хорошо, выпили по другому - еще лучше, и давай пить-опорожнять дочиста; напились пьяны и заснули как убитые.

Матроха только этого и ждал, вылез из соломы и принялся за работу: обрезал у лошади хвост и повода; конюха, что верхом сидел, снял вместе с седлом и посадил на перекладину, отворил ворота и увел коня. Ранехонько утром проснулся генерал и бросился поскорей в конюшню; смотрит - дверь растворена, караульщики спят: один держит обрезанные повода, другой - обрывок лошадиного хвоста, третий на перекладине очутился, а лучшего вороного коня как не бывало. "Ах вы мошенники!" - закричал на них генерал; караульщики разом проснулись от его грозного голоса, пали на колени и повинились в своей вине.

Пошел генерал к старику на двор; а старик сидит у ворот на завалинке, греется на солнышке. "Здорово, старик! Что твой сынок?" - "Мотрошит помаленьку; вот нынешнюю ночь коня привел - такого славного, видного!" - "Экой плут! На, отдай ему сто рублев да скажи, чтоб ухитрился, украл у меня весь прибор со стола; коли украдет - другую сотню пожалую, а нет - так спиной расплатится!" - "Хорошо, - говорит, - скажу".

На другой день собрались к генералу гости; а Матроха выпачкал себе рожу сажею, привязал к голове бараньи рога, забрался в генеральские хоромы и залез за печку. Только стали гости за обед садиться, он как выскочит, как побежит по горницам. Гости за ним, генерал за гостями, слуги за генералом. "Черт, черт!" - кричат все в один голос: шум, гам, беготня в доме, а старик по уговору с сыном бросился из передней прямо к столу, забрал весь прибор и унес к себе.

Воротился генерал, глядь: не видать на столе ни ложки, ни плошки! И черта не поймал, и прибор потерял. Пошел к старику на двор; опять сидит он на завалинке да греется на солнышке. "Здорово, старик! Что твой сынок?" - "Слава богу, мотрошит помаленьку; вот сейчас притащил целый ворох блюд, ножей да ложек; будет на чем пообедать!" Заплатил генерал сто рублев и не захотел больше ведаться со стариковым сыном (96, № 386).

Мирали укладывает падишаха под короткое одеяло (Туркменский анекдот)

От нечего делать Султансоюн решил устроить своим придворным экзамен на сообразительность. Он лег и велел укрыть всего себя, с головой, коротеньким одеялом. Визирям это никак не удавалось. Укроют ноги падишаха - голова остается открытой, натянут на голову - ноги голые. Султансоюн спросил из-под одеяла, присутствует ли Мирали. "Я здесь, ваше величество",-отвечает тот. "Попробуй-ка ты укрыть мне ноги", - предложил падишах. "Я берусь это сделать, - отвечал Мирали, - если вы обещаете не гневаться". - "Рассержусь, если не сделаешь".

Мирали взял плетку и хлестнул Султансоюна по ногам. Тот мгновенно поджал ноги и оказался весь под одеялом. Но в следующий момент он вскочил и набросился на Мирали. "Как ты смел меня ударить?" - "Я только выполнил приказ",- спокойно ответил Мирали (141, стр. 52).

Как Одиссей разыскал спрятанного Ахилла (Фрагмент древнегреческого сказания)

Когда Ахилл вырос и стал прекрасным юношей, по всей Греции разнеслась весть, что собирает героев Менелай в поход против Трои. Фетида, зная, какая судьба грозит Ахиллу, укрыла его на острове Скиросе, во дворце царя Ликомеда. Там жил среди царских дочерей Ахилл, одетый в женские одежды. Никто не знал, где скрыт Ахилл. Но прорицатель Калхас открыл Менелаю его убежище. Тотчас собрались в путь Одиссей с Диомедом. Одиссей же придумал следующую хитрость. Под видом купцов прибыли на Скирос Диомед и Одиссей и пошли во дворец Ликомеда. Они разложили перед царевнами свои товары: роскошные материи, золотые ожерелья, запястья, серьги, затканные золотом покрывала, а между ними положили они меч, шлем, щит, поножи и панцирь. Царевны с восторгом рассматривали золотые украшения и богатые ткани, а Ахилл, стоявший среди них, смотрел лишь на оружие. Вдруг у дворца раздались военные клики, зазвучали трубы и загремело оружие. Это спутники Диомеда и Одиссея ударили мечами в щиты и издали военный клич. В страхе разбежались царевны, а Ахилл, схватив меч и щит, бросился навстречу врагам. Он думал, что совершено нападение на дворец Ликомеда. Так узнали Ахилла Одиссей и Диомед. С великой радостью согласился Ахилл участвовать в походе против Трои. С ним отправился его верный друг Патрокл и мудрый старец Феникс. Пелей же дал своему сыну те доспехи, которые получил он некогда в подарок от богов на свадьбе своей с богиней Фетидой, дал ему и копье, подаренное ему Хироном, и коней, полученных от Посейдона (83, стр. 254).

Об Оскюс-ооле, постигшем три науки (Тувинская сказка)

Жил когда-то старик. У него были сын Оскюс-оол, тридцать коней, тридцать коров и тридцать коз. Скоро старик умер. Оскюс-оол остался совсем один. "Нет у меня братьев, нет у меня сестер, - думал он. - Зачем мне одному столько скота? Лучше я променяю свой скот на три науки".

Он погнал свой скот на север. И вот увидел три юрты. Он вошел в одну из них. Там люди играли в шахматы. "Откуда ты пришел? Что ты ищешь?" - спросили его. "Я пришел с юга. Родители мои умерли. Мне оставили скот. Я решил променять его на три науки. Научите меня играть в шахматы, и я отдам вам тридцать коз", - сказал Оскюс-оол.

Игроки согласились, взяли у него тридцать коз и за месяц научили играть в шахматы. Оскюс-оол стал играть даже лучше своих учителей. "Одну науку я постиг, - подумал он.- Осталось еще две". Он попрощался с учителями и погнал свой скот на север.

Скоро он подъехал к юрте. В ней три человека показывали друг другу китайские фокусы. "Откуда ты пришел? Что ты ищешь?" - спросили его. "Я пришел с юга. Родители мои умерли. Мне оставили скот. Я решил променять его на три науки. Одну я постиг - научился играть в шахматы. Научите меня вашим фокусам- и вы получите тридцать коров",- сказал Оскюс-оол. Искусники согласились, взяли у него тридцать коров и за месяц научили своему искусству. Оскюс-оол стал показывать фокусы даже лучше своих учителей. "Две науки я постиг, - подумал он. - Осталась одна". Он попрощался с учителями и погнал своих коней на север.

И снова встретил юрту. В ней три человека сидели и считали. Оскюс-оол рассказал им, что своих коз и коров он променял на две науки - умеет теперь играть в шахматы и показывать фокусы. "Научите меня считать - и вы получите двадцать девять коней", - сказал он. Ученые люди согласились, взяли у него двадцать девять коней и за месяц научили счету. Оскюс-оол стал считать не хуже своих учителей. "Я постиг три науки, - подумал он. - Теперь можно ехать по аалам". И поехал на своем единственном коне.

Он услыхал, что Караты-хан играет в шахматы на голову: кто ему проиграет - голову потеряет, а кто трижды его обыграет- сам ханом станет. "Нет у меня братьев, нет у меня сестер,- подумал Оскюс-оол. - Один я на свете. Некому будет обо мне горевать. Поеду, сражусь с Караты-ханом".

Недалеко от аала хана, на перевале, он увидел много отрубленных человеческих голов. Они висели, подвешенные за косы, на деревьях вдоль тропы. Оскюс-оол сосчитал головы. Их оказалось девяносто девять. "С головой хана будет сто", - подумал он и смело пошел вперед. "Откуда ты приехал? Что тебе надо, странник?" - спросил его Караты-хан. "Я приехал из-за той горы. Хочу сыграть с вами в шахматы. Я слыхал, что можно выиграть ваше ханство", - сказал Оскюс-оол. "Ха-ха-ха! - рассмеялся хан. - А когда ты ехал из-за той горы, ты что-нибудь видел на перевале?"-"Я видел много голов". - "Пойди-ка сначала сосчитай, сколько там голов, а уж тогда будем играть", - сказал хан. "Я их сосчитал. Девяносто девять. С вашей, хан, будет сто".

Удивился хан, что простой человек счету обучен, и сел играть. Скоро он увидел, что проигрывает. "Э-э, парень, постой, шахматы - игра трудная, долгая. А человек есть-пить хочет. Давай отдохнем, поедим", - сказал он. Жена хана принесла им еду на двух золотых тарелках. Оскюс-олл понял, что еда, которая стоит перед ханом, глаз просветляет и ум оживляет, а еда, которая стоит перед ним, глаз затуманивает и ум одурманивает.

Не зря он учился фокусам. За то время, пока хан глазами моргнул, он успел обменять тарелки. Хан ничего не заметил.

После еды продолжили игру. Через несколько ходов хан проиграл. "Один раз я выиграл, осталось два", - спокойно сказал Оскюс-оол. Хан злобно на него посмотрел, и они начали играть снова. И опять Оскюс-оол одолевает, и опять хан кричит: "Принеси, жена, вкусной еды - силы наши подкрепить!"

Опять перед ними появились две золотые тарелки, и опять их сумел поменять ловкий парень.

После еды продолжили игру. Глаза хана затуманились. Не знает, что делать. Быстро проиграл. "Осталось обыграть вас всего один раз", - сказал Оскюс-оол. Хан со страхом на него посмотрел, и они начали последнюю игру. После первых ходов хан понял: приходит ему конец. Снова он приказал, чтобы принесли еды, снова Оскюс-оол поменял тарелки. Только хан поел - в глазах его зарябило, фигуры запрыгали. Три хода сделал и проиграл. "Ну что, хан, все три раза выиграл я! На перевале девяносто девять голов. С вашей головой будет сто!" - "О Оскюс-оол, пощади меня! Возьми все золото и серебро, возьми весь скот и всех слуг, будь ханом, только не отрубай мне голову!" - взмолился хан. "Те девяносто девять человек, которые опередили вас, не нарушали условий. Они играли на голову и проиграли. Теперь ваша очередь расплачиваться!"- сказал Оскюс-оол и повел Караты-хана на перевал.

Там он отрубил хану голову, и больше никто в тех землях на голову не играл.

А Оскюс-оол, постигший три науки, стал править ханством (139, № 18).

Как Тен Тарети обманывал рыбаков (Микронезийская сказка с островов Гилберта)

Тем Тарети нередко обманывал рыбаков, которые ловили угрей. Он следил, когда мужчины отправятся в море, и ожидал их возвращения. Увидев приближающиеся рыбачьи лодки, Тарети лез в воду; можно было подумать, что он просто купается.

Когда лодки подплывали к берегу, Тарети спрашивал рыбаков: "Вы уже вернулись?"-"Как видишь", - отвечали мужчины. "Ну, а поймали чего-нибудь или нет?" - "Поймали",-говорили ему. Тогда Тарети подходил к рыбакам, хватался за край лодки и кричал жене: "Ней Рйке! Принеси трубку и свежего тодди!"

Рыбаки курили и пили пальмовое вино. Потом каждый из них давал Тарети угря. А он снова кричал жене, чтобы она принесла тодди, на этот раз пятидневный.

Мужчины пили вино и хмелели. И снова дарили ему угрей. Некоторые отдавали Тарети весь свой улов. Он благодарил рыбаков и спешил домой. Хитрец был очень доволен: ловко Он провел этих людей - дал им немного курева и кислого тодди, а получил столько хорошей пищи!

А ведь Тарети брал рыбу совсем не для того, чтобы угощать других. Нет, он съедал ее сам со своей женой (122, №137).

Как Титлакауан стал зятем правителя(Астекская сказка)

Волшебник Титлакауан направился в город Толлан. Он превратился в индейца из дальней местности и назвался Тоу-эйо. Он шел без одежды, как это было в обычае у того племени. Тоуэйо продавал зеленый перец, и поэтому он пришел на базар ко дворцу Уэмака и сел на землю. Уэмак был правителем тольтеков. У него не было сына, а была одна дочь. Она была очень хороша собою. Много тольтекских юношей домогались ее руки, но Уэмак не хотел никому отдавать ее в жены.

И вот его дочь, поглядев случайно в окно, увидела Тоуэйо в его прекрасной наготе. Она вернулась в свои покои, охваченная желанием им обладать. Она опасно заболела - все ее тело распухло.

Когда правитель Уэмак услыхал, что его дочь очень больна, спросил он ее прислужниц: "Чем больна моя дочь? Что это за недуг, от которого распухло тело моей дочери?" Женщины ответили ему: "Господин, в болезни твоей дочери повинен индеец Тоуэйо, который ходит голым. Твоя дочь увидела его, заметила его наготу и заболела от любви".

Узнав об этом, Уэмак приказал своим придворным: "Толь-теки! Найдите мне этого Тоуэйо, который торгует перцем; он должен тотчас же предстать предо мной!" Тоуэйо искали повсюду, но он исчез. Тогда глашатай поднялся на гору Цаци-тепетль и крикнул: "Тольтеки! Если вы увидите индейца Тоуэйо, торгующего перцем, приведите его пред очи правителя!"

Долго еще искали его, но не нашли и сообщили Уэмаку, что Тоуэйо больше не появлялся в этих местах. И вдруг его снова увидели на базаре сидящим на том же самом месте, где он продавал зеленый перец, и сообщили об этом правителю. Уэмак сказал: "Приведите его тотчас же ко мне!"

Привели его, и, когда он предстал перед Уэмаком, спросил его тот: "Откуда ты родом?" Тоуэйо ответил: "Господин, я не здешний, я пришел сюда продавать зеленый перец". Уэмак сказал ему: "Где же ты был прежде? Почему ты не носишь набедренной повязки и почему нет у тебя плаща?" Тоуэйо ответил ему: "Господин, таков наш обычай". - "Ты навел порчу на мою дочь, - сказал Уэмак, - и ты должен ее вылечить".- "Господин, - возразил Тоуэйо, - я не смогу это сделать, но возьми мою жизнь- я хочу умереть. Ведь я не заслужил подобных слов, я пришел сюда, чтобы поддержать свое существование- продать зеленый перец".

Но Уэмак сказал: "Ты сделаешь мою дочь здоровой, ты должен это сделать и не бойся, с тобой не случится ничего плохого". Тотчас Тоуэйо вымыли, подстригли ему волосы, выкрасили тело в черный цвет, надели ему набедренную повязку и накинули на плечи плащ. И сказал ему Уэмак: "Иди отыщи мою дочь там, где ее охраняют". Тоуэйо подчинился ему и соединился с дочерью Уэмака, которая сразу выздоровела.

Так Тоуэйо стал зятем правителя Уэмака (89, стр. 282).

Джек Хэннефорд - выходец из рая (Английская сказка)

Жил на свете старый солдат Джек Хэннефорд. Долго пришлось ему воевать - так долго, что под конец он совсем обносился и не знал, куда податься, чтобы раздобыть деньжонок. Взбирался он на вересковые холмы, спускался в долины, пока не добрался наконец до одной фермы. Фермер в то время был в отъезде - он отправился на рынок,- а жена его дома осталась. Была она дура дурой. Правда, сам фермер тоже умом не отличался, так что трудно сказать, кто из них был глупее.

Так вот, уезжая на рынок, фермер сказал жене: "Даю тебе десять фунтов золотом. Смотри береги их, пока я домой не вернусь!" Только он скрылся из глаз, жена и говорит себе: "Уж я схороню эти денежки от воров!" Завязала все десять фунтов в узелок, пошла в комнату и спрятала над камином. "Тут их никакому вору не найти!" - думает.

А в это время подходит к дому старый солдат Джек Хэннефорд и стучится в дверь. "Кто там?" - спрашивает фермерша. "Джек Хэннефорд". - "Откуда идешь?"-"Из рая".- "Господи помилуй! Так ты, верно, видел там моего покойного старика?"

А надо сказать, что за фермера она вышла вдовой, так что сейчас спрашивала про своего первого мужа. "Как не видать, видел", - отвечает солдат. "Ну и как он там поживает?"- спрашивает фермерша, а сама уже расчувствовалась. "Да так себе. Чинит старые башмаки. А ест одну капусту".- "Ох, бедняжка! - говорит фермерша. - А не просил он мне что-нибудь передать?" - "Как же! - говорит Джек Хэннефорд.- Сказал, что кожа для починки у него вся вышла и в карманах пусто. Значит, не мешало бы тебе послать ему несколько шиллингов - было бы на что кожей запастись". - "Пошлю, пошлю! Благослови господи его грешную душу".

И вот фермерша побежала в комнату, достала узелок с десятью фунтами и отдала его солдату. "Передай моему старику, - говорит, - чтобы он взял из этих денег сколько надо, а остальное назад прислал". Джек забрал деньги и не стал долго раздумывать, а поспешил поскорей убраться с фермы.

Тем временем фермер вернулся домой и спросил жену про деньги. Та рассказала ему, что отослала их с одним служивым на небо, в рай, своему покойному мужу, чтобы тот купил себе кожи - святым да ангелам башмаки чинить. Фермер очень рассердился на жену и сказал, что в жизни не встречал такой дуры. А жена сказала, что он еще глупей, коли доверил ей деньги. Однако препираться было некогда; вскочил фермер на коня и пустился в погоню за Джеком Хэннефордом.

Услышал старый солдат стук копыт и смекнул, что это фермер за ним гонится. Улегся он на землю, одной рукой глаза прикрыл, другой на небо указывает и сам туда же глядит. "Что ты тут делаешь?" - спросил его фермер, придержав коня. "О господи! Вот чудо так чудо!" - воскликнул Джек. "Что за чудо?" - "Да вон там человек прямо на небо летит, словно по земле бежит". - "Ты и сейчас его видишь?" - "Вижу". - "Где же он?" - "Слезай с коня и ложись на землю!" - "А ты коня подержишь?" Джек охотно согласился.

Вот лег фермер на землю. "Ничего не вижу", - говорит. "Прикрой глаза ладонью и сразу увидишь, как человек во весь дух летит". И правда, фермер увидел, как человек во весь дух летит, только это был Джек Хэннефорд - он вскочил на коня и наутек. Вернулся фермер домой пеший, без коня. "Вот видишь, - сказала ему жена, - выходит, ты еще глупее меня. Я только одну глупость сделала, а ты целых две!" (37, стр. 14).

Как Саляй Чаккан отомстил казию (Уйгурский анекдот)

Досадил местный казий Саляю: все споры решал против него. И задумал Саляй отомстить несправедливому, ждал только удобного случая.

Вот как-то казий зашел побриться в парикмахерскую Саляй Чаккана. Бреет Саляй казию голову, посмеивается. Дошел до правого уха, спрашивает: "Ухо вам нужно или нет, господин?" - "Что за шутка, конечно, нужно", - отвечает казий сердито. Не раздумывая, Саляй отхватил бритвой ухо и подает его казию. Тот закричал, но делать нечего - надо бриться. Бреет Саляй левую половину головы казия, дошел до левого уха и опять спрашивает: "Казий, нужно ли тебе это ухо?" Испугался казий такого оборота дела: "Не надо, не надо!"- закричал он, даже замахал руками. "Не надо так не надо", - согласился Саляй и, отхватив левое ухо судьи, выбросил его за окошко (143, стр. 60).

Чиво-проказник (Курдская сказка)

Жил-был крестьянин с женой и сыном Чиво. Крестьянин был стар и слаб здоровьем, и, когда наступало время жатвы, ему помогали. Однажды, когда старик с косарями отправился в поле, он взял с собой и сына Чиво. "Он может нам понадобиться",- подумал старик. В поле закипела работа. Косари работали на славу. "Чиво! - позвал етарик. - А ну-ка, сбегай домой и принеси косарям поесть". - "Дорога длинная,- ответил Чиво, - дай мне твой нож - я срежу молодой бамбук и сделаю свирель, так и скоротаю дорогу".

Отец отдал Чиво нож, и тот отправился домой. Но не для свирели взял Чиво нож у отца. Придя Домой, Чиво сказал матери: "Торопись, отец прислал нож, велел зарезать быка, а мясо поскорей отправить косарям". - "Как так? - удивилась мать.- У нас же один-единственный бык, что же мы будем без него делать, он так нам нужен в хозяйстве!" - "Я ничего не знаю, вот нож, надо скорей готовить косарям еду".

Мать поверила словам Чиво. Позвала несколько человек, и они живо расправились с быком. Мать разожгла тандур и стала готовить. Отец Чиво, не дождавшись сына, сам отправился в селенье. Подойдя к дому, он почуял запах жареного мяса и спросил жену: "Что это так жареным мясом пахнет?"

Жена ответила: "Как так? Ты же ведь сам дал Ч!иво нож и приказал зарезать быка для косарей!" - "В своем ли ты уме? Как я мог приказать такую глупость? Что же мы теперь будем делать без быка?" А Чиво стоял за соседним домом и смотрел из-за угла. Заметив его, отец схватил из тандура горящую головешку и запустил ею в сына.

Чиво поймал ее на лету и убежал с нею в поле. Там он стал подносить горящую головешку к скирдам. А когда загорелось несколько скирд и дым окутал все поле, Чиво закричал работавшим в поле косарям: "На нас напали враги, отец приказал мне не оставлять им ни скирды хлеба!"

Услышав это и увидев горящие скирды, крестьяне подожгли и остальные и бросились бежать кто куда. Их повстречал отец Чиво, он нес им еду. "Куда вы бежите?" - спросил он. "Как куда? Ты ведь сам дал сыну головешку и велел ему поджечь скирды, чтобы они не достались врагу", - и косари указали на полыхавшее в поле пламя.

Вернулся несчастный старик к жене и говорит ей: "Что нам делать с Чиво? Он, видно, хочет нас совсем разорить".- "Надо его проучить", - сказала жена. "А как?" - "Давай его обманем, - предложила жена. - Я скажу, что нынче была у знахаря и что тот велел Чиво сегодня вечером сесть в тандур и просидеть там до утра, тогда, мол, он никогда не будет болеть. А ночью, когда он там уснет, мы придавим его камнем. Не нужен нам такой сын-разоритель!"

А Чиво стоял за дверью и слышал весь разговор. Вечером он пришел домой и сказал матери: "Я захворал. У меня болит спина". Мать вздохнула: "Что слышат мои уши, ослепни я совсем, если ты, сынок, заболеешь. Садись в тандур, посиди там до утра, и все пройдет". Чиво сел в тандур и притворился спящим.

Когда все уснули, он вышел из тандура, собрал все глиняные горшки, положил их вместо себя в тандур, а сам, спрятавшись за дверью, стал ждать. Отец подошел к тандуру и бросил туда тяжелый камень. Раздался треск - это разбились горшки. "Я раздробил ему все кости, - подумал отец. - Довольно он напроказничал, довольно принес нам зла!"-"Отец, это не кости мои трещали, а глиняные горшки!" - неожиданно послышался из-за двери голос Чиво. "Жена, вставай, пропала вся твоя посуда!" - закричал отец.

А Чиво в это время был уже далеко. Он шел в горы к тетке с новыми проказами (84, стр. 106).

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2019
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://skazka.mifolog.ru/ 'Сказки народов мира'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru