Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

О том, как по животным счет годам вести стали

Китайская сказка

Рассказывают, будто в старину не знали, как по животным счет годам вести (...как по животным счет годам вести. - В старину в Китае, Японии, Вьетнаме, Монголии и Корее век считался состоящим из шестидесяти лет. Этот шестидесятилетний цикл делился в свою очередь на пять малых, двенадцатилетних циклов. Каждый год имел название какого-либо животного. Первый год малого цикла всегда был годом мыши. Затем следовали годы вола (или буйвола), барса (или тигра), зайца (или кошки), дракона, змеи, лошади, овцы (или козы), обезьяны, петуха, собаки и свиньи. Со счетом годов по животным были связаны некоторые народные обычаи. Так, человеку, родившемуся в год петуха, ни в коем случае не дозволялось употреблять в пищу курятину). Этому научил людей сам Юй-ди, Нефритовый владыка (Юй-ди, Нефритовый владыка - верховное божество в китайской религии. Обычно изображался сидящим на троне в императорском одеянии, украшенном вышитыми драконами, и в головном уборе со свисающими нитями из цветных шариков. Нефрит - ценный белый или зеленый полупрозрачный минерал). Вот для чего он однажды и созвал в свой Небесный дворец (Небесный дворец. - В старину китайцы представляли жизнь божеств на небесах несколько сходной с земной жизнью. Поэтому думали, что Нефритовый владыка Юй-ди живет в Небесном дворце) всех зверей и птиц. В те времена кошка с мышью в большой дружбе были и жили вместе, словно сестры. Обрадовались они, что приглашение в Небесный дворец получили, и сговорились идти вместе.

Всем известно, что кошки поспать любят. Знала за собой эту слабость и наша кошка, а потому решила загодя с мышью договориться.

- Ты ведь знаешь, сестрица мышь, как я люблю поспать, - вежливо начала она. - Разбуди меня, пожалуйста, завтра, когда придет время во дворец отправляться.

Ударила себя мышь лапкой в грудь и пообещала:

- Я непременно разбужу тебя! Спи, ни о чем не тревожься!

- Благодарю! - сказала кошка, почистила усы и, ни о чем не тревожась, уснула.

На другое утро мышь поднялась чуть свет. Она и не подумала разбудить кошку. Поела и одна отправилась в Небесный дворец.

А теперь расскажем о драконе, который жил в водной пучине. Он тоже получил приглашение во дворец.

"Уж кого-кого, а меня непременно отличат", - решил дракон. И верно, вид у него был воинственный: панцирь на теле так и сверкает, под носом усы торчком торчат. Один только был у него недостаток - голова голая, ничего на ней не растет. "Вот бы мне рога раздобыть, тогда никто бы со мной в красоте сравниться не смог!" Подумал так дракон и решил попросить у кого-нибудь на неделю рога.

Только высунул голову из воды, глядь - на берегу петух. Грудь выпятил и важно так расхаживает. В те времена у петухов огромные рога были. Обрадовался дракон, подплыл к берегу и говорит петуху:

- Дядюшка петух, одолжи мне свои рога, я завтра с ними в Небесный дворец пойду.

- Ай-я! Братец дракон, - ответил петух, - уж ты меня извини, но я тоже завтра в Небесный дворец собираюсь.

- Тебе, дядюшка петух, такие большие рога совсем не идут, голова у тебя слишком маленькая, отдай их лучше мне. Взгляни-ка, мне они в самый раз!

Случилось так, что в это время из расщелины сороконожка выползала. А сороконожки любят нос в чужие дела совать. Услышала сороконожка слова дракона и говорит:

- Дядюшка петух, одолжи братцу дракону рога, ну хоть на разок. А если боишься, я готова за него поручиться. Ну что, одолжишь?

Петух согласился. Ведь сороконожка поручилась за дракона. А он, петух, и без рогов собой хорош.

Пожаловали на следующий день все звери да птицы в Небесный дворец. Собралось их великое множество. Вышел к ним Нефритовый владыка и говорит:

- Отныне счет годам вести будем по зверям и птицам. А по каким - вы сами назовите.

И назвали звери вола, лошадь, барана, собаку, свинью, зайца, тигра, дракона, змею, обезьяну, петуха и мышь.

Почему именно их выбрали тогда звери - никто не знает. Почему петуха, а не утку? Тигра, а не льва?

Итак, выбрали всего двенадцать зверей. Выбрать-то выбрали. А как их по порядку расставить? Тут-то и пошли споры да пересуды.

- Самый большой из вас вол, пусть он и будет первым, - сказал Нефритовый владыка.

Все согласились, даже тигр. Но тут вдруг мышка-малышка подняла лапу и говорит:

- А я разве не больше вола? Отчего же тогда, завидев меня, все кричат: "Ай-я! Какая громадная мышь!" Но никто никогда не сказал: "Ай-я! Какой громадный вол!" Выходит, люди считают, что я больше вола!

Удивился Нефритовый владыка:

- А ты правду говоришь? Что-то мне не верится.

Тут обезьяна и лошадь в один голос закричали, что мышь просто-напросто врет. Однако мышь как ни в чем не бывало отвечала:

- Не верите? Давайте проверим! Петух, баран, собака и заяц согласились.

- Давайте проверим, - сказал и Нефритовый владыка.

Отправились звери к людям. И что бы вы думали? Все случилось точь-в-точь как говорила мышь. Когда мимо людей вол проходил, все наперебой хвалили его: "Какой хороший, какой тучный!" И никто не сказал: "Какой громадный!" А хитрая мышь тем временем взобралась волу на спину, встала на задние лапки. Увидали ее люди и как закричат: "Ай-я! Какая громадная мышь!" Услыхал это Нефритовый владыка собственными ушами, нахмурил брови и говорит:

- Ладно! Раз люди считают, что мышь больше вола, пусть вол уступит ей первое место. А сам пусть будет вторым.

На том и порешили. Вот отчего и поныне счет ведут с года мыши, а уж потом идет год вола.

Воротилась мышь домой рада-радехонька, что первая среди зверей оказалась, гордится да важничает. А кошка только-только глаза продрала, увидела она мышь и спрашивает:

- Что же ты молчишь, сестрица мышь? Разве не велено нам сегодня во дворец пожаловать?

- Ты все еще почиваешь? А я уж из дворца воротилась. Двенадцать зверей выбрали, чтобы по ним счет годам вести, и я среди них первая!

Удивилась кошка, раскрыла широко глаза и спрашивает:

- Отчего же ты меня не разбудила?

- Забыла! - как ни в чем не бывало ответила мышь.

Разозлилась кошка, усы у нее встопорщились, как закричит она:

- Ах ты негодница! А я-то тебе поверила, уснула, ни о чем не тревожась! Не ты ли обещала меня разбудить? Я знаю, ты хотела навредить мне! Ну, погоди! Я с тобой рассчитаюсь!

Мышь вины за собой не признала и говорит:

- Что зря шуметь! Не разбудила - значит, не захотела. Это уж мое дело. Я тебе не служанка!

Кошка так и вскипела: задышала тяжело, оскалила зубы, бросилась на мышь и перегрызла ей горло - мышка только пискнуть успела да дернуть задними лапками.

С тех пор кошка да мышь лютые враги.

А теперь расскажем о петухе. Вернулся он домой грустный-прегрустный и думает: "Нефритовый владыка потому дракона впереди меня поставил, что рога у него на голове были мои". И решил петух непременно отобрать у дракона свои рога.

Подошел он к пучине, видит - дракон весело резвится в воде. И сказал тогда петух дракону очень вежливо:

- Братец дракон! Верни мне, пожалуйста, мои рога!

Дракон удивился и ответил с достоинством:

- А, это ты, дядюшка петух! Да зачем тебе рога? По правде говоря, ты без них куда красивее. А мне твои рога уж очень кстати!

- Кстати они тебе или некстати - неважно, - невесело сказал петух. - Раз взял, надо отдать.

Дракон ничего не ответил. Подумал немного, потом почтительно поклонился петуху и говорит:

- Ты уж не взыщи, дядюшка петух, время позднее, пора и отдохнуть. А о рогах мы в другой раз поговорим.

Не успел петух и рот открыть, как дракон под водой скрылся. Разъярился тут петух, захлопал крыльями и как закричит во все петушиное горло:

- Братец дракон, отдай мои рога! Братец дракон, отдай мои рога!

Но дракон уже крепко спал на самом дне пучины и ничего не слышал.

Долго кричал петух, охрип и совсем из сил выбился. Делать нечего. Решил он отыскать сороконожку. Ведь она тогда за дракона поручилась.

Отыскал петух сороконожку на груде камней, рассказал ей все по порядку и попросил:

- Госпожа сороконожка, вы же поручились за дракона, заставьте его вернуть мои рога!

Подняла сороконожка голову, помолчала немного и говорит:

- Вернет тебе братец дракон рога. А не вернет - так ничего не поделаешь. Сам посуди, не могу же я найти его на дне пучины!

Петух от злости даже покраснел.

- Какой же ты поручитель! Нечего тогда соваться в чужие дела. Беда случилась, а тебе хоть бы что!

- Не возводи, дядюшка петух, на меня напраслину, - стала оправдываться сороконожка. - Ты сам отдал дракону рога. А я просто так за него поручилась. Кто бы мог подумать, что братцу дракону доверять нельзя? Знай я это раньше, не стала бы за него ручаться.

- Что же теперь делать? - спросил петух, смиряя гнев.

- Я ведь сказала: ничего не поделаешь. Признай, что тебе не повезло, если дракон так и не отдаст рогов. Сам виноват. Прежде чем отдавать, надо было хорошенько подумать.

- По-твоему, я сам виноват? - Петух выпучил глаза, выпятил грудь и стал наступать на сороконожку.

- Сам виноват, сам виноват, надо было хорошенько подумать, - ни жива ни мертва твердила сороконожка.

Еще больше покраснел петух, вытянул шею и клюнул сороконожку. Раз-другой мотнул головой, сороконожку живьем проглотил.

С тех пор петухи каждое лето клюют во дворе сороконожек. А по утрам, только начнет светать, кричат во все горло:

- Лун-гэгэ, цзяо хуань во! Братец дракон, отдай мои рога!

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com