Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сказки народов Австралии и Океании

Введение. Сказки Южных морей

Взгляните на географическую карту мира - на огромный район Тихого океана ниже северного тропика. Вы увидите слева мощный массив материка Австралии, чуть выше над ним - вытянутый остров Новая Гвинея, а на восток и на север от них - бесконечную россыпь островов и островков, многие из которых так малы, что обозначены точками. И почти вокруг каждого из них - цепочки рифов. Это и есть Океания, острова Южных морей.

Сияющие под тропическим солнцем лагуны с прозрачной бирюзовой водой; отмытые до блеска песчаные отмели; к ним почти вплотную подступают кокосовые пальмы; гигантские волны накатывают на рифовые площадки и, разбиваясь, стихают у берега. На таких островах гул моря слышен всегда. Сквозь ряды пальм видятся деревенские постройки, дымок вьется в воздухе, и лодки лежат на отмелях. Дальше, в глубине, начинается тропический лес, в котором прячутся ухоженные огороды с посадками таро, бананов и батата. А еще дальше поднимаются горы, покрытые густой растительностью.

За редким исключением острова Океании с незапамятных времен заселены человеком. Когда это произошло, откуда пришли люди на острова, как удалось им преодолеть тысячемильные морские пространства и обнаружить в океане кусочки земли - все это загадки, которые наука пытается разгадать вот уже не одно столетие. Этими вопросами заняты археологи, этнографы, лингвисты, географы, специалисты моря. Существует немало разных теорий, гипотез, идут споры... Скажем о главном...

Заселение Австралии и Океании шло из районов Юго-Восточной Азии. Начавшись, видимо, около сорока тысяч лет назад, оно происходило несколькими волнами, и Океания осваивалась человеком постепенно. В результате сложились четыре главных области, которые в наше время известны под своими названиями: Австралия, материк с прилегающими островами; Меланезия (Черные острова), объединяющая множество архипелагов и отдельных островов Западной Океании (на карте они образуют громадную дугу, как бы обрамляющую с востока Австралийский материк); Микронезия (Мелкие острова), представляющая цепочку множества островков и архипелагов в северо-западной части Океании; Полинезия (Многочисленные острова), широко раскинувшаяся внутри гигантского треугольника с вершинами: Гавайи на севере, Новая Зеландия на дальнем юге, архипелаг Туамоту на восточном конце региона.

У обитателей каждой из этих областей - своя история, свое происхождение, свой долгий путь развития. И внутри каждой области у народов и племен немало различий. Дробность языков, обычаев, культуры - характернейшая особенность Океании. Но столь же характерны объединяющие черты в хозяйственной жизни, в быту и культуре, в жизни общественной.

До самого недавнего времени коренное население Австралии и Океании жило в каменном веке, не зная металла. Орудия и все предметы делались из камня, обломков раковин, дерева. Гончарство было известно не везде, утварь изготовлялась в основном из дерева, бамбука, высушенных тыкв, скорлупы кокосовых орехов. Повсюду была распространена земляная печь, а огонь добывали трением и старались поддерживать его постоянно. Ткачество оставалось неизвестным, и материал для одежды, которая была самой элементарной, изготовляли из луба, волокон и листьев. Простыми и примитивными были и жилища.

Хозяйство народов Океании сосредоточивалось главным образом на земледелии и промысле в океане. Охотились только на некоторых островах, где водилась дичь. Землю возделывали вручную, предварительно вырубая, выкорчевывая и выжигая участки леса. У австралийцев и земледелия еще не было - они добывали пищу собирательством.

В общественной жизни господствовали разные формы общинно-родового строя. Одни народы жили полностью в условиях доклассового общества, без политической власти, у других началось классовое расслоение и появлялись признаки государства. Войны, межплеменные конфликты, охота за головами, кровная месть были обычными явлениями в жизни народов Океании.

Простой и даже примитивной кажется нам эта жизнь обитателей Океании. Но тем более удивительно, что в таких условиях они сумели достичь в определенных областях культуры подлинного совершенства. Полинезийцы и микронезийцы были великими мореплавателями, они прекрасно ориентировались в безбрежном океане, читали звездное небо, строили лодки с исключительными мореходными качествами. Вообще островитяне умели извлекать из окружающей их тропической природы максимум возможностей. Например, кокосовая пальма использовалась ими вся до последнего листа на разные необходимые нужды. Они превосходно знали море с его богатствами и секретами. Они были и настоящими художниками. Орудия труда, охоты, войны, предметы, предназначавшиеся для обрядов, деревянные скульптуры, различные знаки власти, орнамент на домах, на теле людей, на одежде, многочисленные украшения были настоящими произведениями искусства, отличались богатством фантазии, тонкостью отделки, изяществом. А пляски, музыка, песни, пантомимы океанийцев! На островах высоко ценилось ораторское искусство, и культура слова была обязательной частью общественного быта.

Сказка - неотъемлемая часть всей жизни австралийцев и океанийцев, и понять по-настоящему ее можно, лишь зная эту жизнь.

Сказки - все до одной - погружены в реальный мир. В них преобладает стихия моря. Герои живут на островах, строят лодки, уходят в плавание, ловят рыбу, охотятся на дюгоней, бродят во время отлива по рифовой площадке, собирают моллюсков и креветок, борются с волнами, купаются в лагунах. И заметьте, что персонажи уходят не в подземный мир, как мы привыкли, читая сказки других народов, а в мир подводный. У людей, живущих морем, - повышенный интерес к небу. Сказки о солнце, луне, звездах откликаются на этот интерес. Сказка изображает фантастические места обычно по образу и подобию мест обыкновенных. В океанийских сказках в таких местах оказываются знакомые огородные растения - только необычного цвета; знакомые птицы и животные - только наделенные необычными свойствами. В австралийских сказках постоянно говорится об охоте, действуют звери и птицы, которые обитают только в Австралии. Важную роль в событиях, описываемых в сказках, играют бумеранги, священные предметы - чуринги, а также корробори - священные танцы.

Словом, сказка как бы следует за самой жизнью, но при этом все время с нею не совпадает, расходится, противоречит ей. Иначе и быть не может: сказка создает свой собственный мир, в котором происходит все не так, как в жизни; действуют совсем другие персонажи, которые обладают свойствами, простым, обычным людям недоступными; совершаются события, какие трудно себе представить; самое невероятное оказывается вполне возможным. Во всем этом и заключается великая правда сказки - сделать невозможное возможным, показать, как добро, вооруженное необычайной силой, побеждает зло, объяснить по-своему, как возник мир и все живое в нем.

Объяснительное начало (по-научному - этиологическое) особенно сильно дает себя знать в австралийских сказках. Как возникли солнце, луна, Млечный Путь, отдельные созвездия? Откуда взялись окружающие острова, утесы причудливой формы, странные нагромождения камней? Каким образом у животных, птиц появились одним им свойственные черты и повадки? Откуда люди, племена со множеством языков и обычаев? Как добыли они огонь, получили в руки оружие, священные предметы?

Объяснения всему этому, которые мы находим в сказках, совершенно фантастические, никак с реальными природными процессами не связанные. Но они вовсе не являются простой игрой воображения, за ними стоят сложившиеся в целостную систему и исторически объяснимые представления первобытного коллектива об окружающем мире. Систему эту принято называть мифологией, и эпоху мифологических представлений пережили в свое время все народы Земли.

В австралийской мифологии важное место занимают "первые люди", мифические предки племен и родов, великие творцы (демиурги), обладавшие особенной силой и необыкновенными возможностями. В науке их принято называть культурными героями.

Все, что они делали, происходило впервые. Их чудесными действиями создавался мир. Нередко они давали жизнь каким-то предметам, сами превращаясь в них.

Превращения происходят в ходе борьбы, споров, состязаний между персонажами. Иногда они - результат ошибок. Часто превращения - следствие беды: так, сестры, спасаясь от преследователей, поднимаются в небо ("Плеяды и созвездие Ориона"); чудовище уносит женщину, которая становится каменной глыбой ("Как появился утес Нимбува"); любящие супруги, разлученные наводнением, превращаются в черную утку и какаду. Превращение бывает в наказание за причиненное зло или за нарушение принятых норм поведения ("Ящерица, которая пришла ниоткуда").

Различные свойства животных тоже имеют своими причинами какие-то поступки их предков: так, кенгуру получила свою замечательную сумку для детеныша в награду за доброе дело; аист и ворон рассорились навсегда, потому что нечестно вели себя по отношению друг к другу. Тем самым в сказках не только объясняются различные явления, но и даются моральные оценки, выражается нравственный кодекс людей. Обман, вероломство, эгоизм не доводят до добра, платиться за них приходится всем, и правым и виноватым ("Как змеи и черепахи обменялись головами").

Австралийская мифология относит необыкновенные события, благодаря которым сложился теперешний мир, к так называемым временам Сновидения. Тогда все было не так, как теперь. И самое главное, может быть, не было людей - таких, как теперь, с их внешним видом, образом жизни, орудиями. Вместо них Землю населяли животные и птицы, но тоже не такие, как теперь, потому что они одновременно были людьми. Эти странные существа, животные-люди, и были предками и создателями ныне живущих. Это тотемические предки.

Нельзя понять австралийские сказки без объяснения того, что наука называет тотемизмом. Аборигены верили, что племя, род, к которому они принадлежат, обязаны происхождением предку-тотему, в роли которого может выступать для одних один, для других - другой вид животного, растения, птицы и насекомого. Каждая группа называет себя по имени такого предка: люди Кенгуру, Ворона, Аиста, Морской Звезды. Отсюда становится понятным начало некоторых сказок: "Когда животные и деревья были людьми..."; "В давнопрошедшие времена жила в лесной стороне женщина-какаду..."; "Когда кенгуру и собака были людьми...". Это все тотемные предки из времен Сновидений. Но для австралийских аборигенов они не были лишь прошлым, но продолжали оказывать свое воздействие на их теперешнюю жизнь.

Связь с предками осуществлялась через специальные обряды, через священные предметы, пляски, а также через рассказы, которые мы по привычке называем сказками, но которые на самом деле правильнее называть мифами. От сказок они отличаются тем, что в сознании аборигенов выступают как исторические повествования, и тем, что наглядно объясняют происхождение мира, а также тем, что помогают устанавливать нормальные взаимоотношения с предками.

В отличие от просто сказок, мифы не рассказывались каждый день. Среди них были священные, которые окружались тайной и могли исполняться лишь в особых случаях, предназначенные не для всех. Юношей знакомили с мифами племени в момент, когда над ними совершался обряд посвящения, то есть когда они становились полноправными членами племени. Но по мере того как менялась жизнь и слабела вера во времена Сновидений и в чудесные превращения, мифы могли постепенно превращаться в сказки, где тоже все было правдой, но уже в ином смысле.

В мифах и сказках папуасов Новой Гвинеи и меланезийцев этиологических мотивов тоже немало. Так, говорится о возникновении разных рыб из плодов упавшего в воду дерева ("Шагающее дерево"), о море, появившемся из-за того, что дети нарушили запрет ("Как старуха сделала море"), о черепахе, которая хитростью добыла себе панцирь. С мифологией, конечно же, связана история о Нгенге, уличенном в воровстве и спасшемся от людей только превращением в баклана ("Рыбий вор"). Хавиа совершает героический подвиг, похищая огонь у мифической хранительницы ("Как жители островов Торресового пролива обрели огонь").

При всем том можно видеть, как начинают преобладать мотивы и персонажи, типичные именно для сказок, хотя следы прежних мифологических связей могут ощущаться еще довольно отчетливо. Это очень хорошо видно на сказках, где в роли действующих лиц выступают животные и птицы. В мифах они выступали как тотемические предки - родоначальники племени: они поднимали со дна океана острова, приносили людям огонь, учили их мастерству. В сказках эти черты уже утрачены, птицам и животным приписывают самые обычные качества, характерные для людей. Сказки говорят о торжестве находчивости ("Как черепаха добыла себе панцирь"), о том, что доброе дело не забывается ("Цапля и черепаха"), а недостойное поведение, напротив, влечет суровую кару ("Как был наказан журавль").

В сказках другого типа в центре внимания приключения и похождения героев, их столкновения с враждебными силами. Это увлекательные повествования о необычайных событиях и героях, о борьбе добрых и злых сил, о торжестве справедливости. Вдумчивый читатель обратит, несомненно, внимание на сходство или даже прямые совпадения сказочных мотивов меланезийцев и папуасов с теми, что постоянно встречаются в широко известных сказках народов СССР, Европы, Азии. В самом деле, очень знакомыми оказываются ситуации сказки "Злой дух То Конокономлор и дети", где ребятишкам удается перехитрить великана и даже погубить его. В сказке "Дух-который-меняет-людей" девушка становится женой змея, в которого силой колдовства превращен внук вождя. Эта ситуация напоминает сказку "Аленький цветочек": любовь и преданность жены возвращают герою человеческий облик. Еще один пример, показывающий наряду со сходством существенные расхождения: в сказке "Гигантская птица" муж отправляется на поиски жены, унесенной фантастической птицей, добирается до цели, но, в отличие от сказок европейских, не может ни спасти жену, ни воскресить ее, а лишь мстит за ее гибель и избавляет других от страшной птицы. Скажем здесь, что в океанийских сказках гибель героя или героини чаще всего необратима, и это накладывает на многие сказки грустный отпечаток.

Таковы особенно сказки микронезийцев. В них также сильно ощутимы мифологические мотивы. Героями их выступают люди и существа, обладающие колдовскими способностями, происходит состязание в колдовстве, и тот, кто слабее, гибнет. Заметим, что многие фантастические события в этих сказках происходят не в незапамятные мифические времена, а в обычное время, и рассказы о них приобретают характер быличек, то есть повествований о якобы действительных случаях из жизни островитян.

Микронезийские сказки оставляют горький осадок потому, что в них часто говорится о смерти. Духи, которые в них действуют, - это персонажи из земли умерших, они стремятся захватить живых, и это им иногда удается. И вот хорошо знакомая читателям европейских сказок история: герой на волшебной птице отправляется спасать свою жену из рук похитителя и благополучно возвращается с нею домой ("Клубуд Сингал"), а дети, попавшие к людоедке, проявляют хитрость и смекалку и спасаются от нее, глупая же старуха тонет в море ("Обманутая людоедка").

Рассказ о полинезийских сказках лучше всего начать с обширного цикла о Мауи. Хотя этот персонаж известен почти во всей Океании, все же он в первую очередь принадлежит Полинезии. Ведь именно здесь получила развитие богатая мифология с целым пантеоном богов. Тангароа, Кане, Ранго, Ту, Хина и многие другие пользовались на островах Полинезии такой же известностью, как Зевс, Аполлон, Посейдон или Афина у древних греков. Правда, в сказках они действуют редко, но о них помнят, поскольку боги обладают необыкновенными силами и возможностями.

Мауи - полубог, культурный герой, совершивший великие подвиги: он поднял небесный свод, добыл людям огонь и даже осмелился поймать само солнце. Мауи одновременно озорник, любитель шуток и забавных трюков. В науке таких персонажей принято называть трикстерами.

Полинезийские сказки вводят нас в мир, где живут и действуют могущественные вожди, их славные сыновья, знатные красавицы, мифические существа, обладающие чудесными способностями. Среди них - персонажи, имеющие двойников в европейских сказках: это великаны, старухи людоедки, необыкновенные помощники героя. Таковы Быстрый, Зоркий и Меткий из сказки "Вождь и его чудесные слуги". Таковы менехуне - крошечные человечки, которые помогают людям строить плотину и канал ("Маленький народец Гавайских островов"). Но эти этиологические мотивы вплетены в увлекательные и по-настоящему драматические истории, в которых действуют сильные, благородные герои, одушевленные высокими чувствами. Им противостоят их соперники - корыстные, себялюбивые, готовые на все ради своих низких целей. Есть сказки, где, увы, герои терпят поражение. Но они до конца сохраняют достоинство, не уступают злу, уходят, не примирившись с ним.

Полинезийские сказки бывают иногда суровы: братья-близнецы, обожавшие своего отца и готовые выполнить любую его просьбу, не могут терпеть его жестокости и несправедливости и уходят на небо ("Облака близнецов"); прекрасная, любящая женщина гибнет, потому что ее муж в минуту опасности думает только о своем спасении ("Синилау и Хина"); дети пришли к заключению, что родители их не любят, и уходят на небо ("Как дети стали звездами")... Нам их очень жаль, но их поведение в самые напряженные моменты, их нравственная стойкость заслуживают уважения.

Все-таки и в полинезийских сказках силы Добра не просто демонстрируют свое моральное превосходство над Злом, но и побеждают его в прямых столкновениях, и сказок со счастливым концом больше. И при этом герои, какие бы испытания на их долю ни выпадали, сохраняют доброту сердца и истинную гуманность.

Полинезийская сказка воспевает преданность семейным и племенным связям, верность в любви, самоотверженность и готовность отозваться на призыв о помощи. Она на стороне тех, кто попал в беду и кто хочет восстановить справедливость. Таковы герои прекрасной самоанской сказки "Демон - восьмиухий великан". А какой замечательный образ любящей женщины создает сказка "Подарок владыки угрей"! Ина должна не только навсегда расстаться с любимым, но и выполнить его волю - отрезать голову, которая потом даст жизнь одному из самых прекрасных чудес Океании - кокосовой пальме! В этой сказке по-своему повторилась древняя легенда о погибающем божестве, оживающем затем в новом виде, нужном людям.

Как трогателен маленький смешной вождь менехуне, которому в ответ на великое дело, совершенное его народом, и нужно всего-то, чтобы вождь острова отметил их подвиг устройством пира!

Сказки, созданные в Океании в течение многих веков, еще раз подтверждают, что люди на далеких островах Южных морей живут теми же общечеловеческими идеалами, той же верой в справедливость и добро, теми же надеждами на лучшее, что и все народы мира.

Б. Н. Путилов

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Домофон в Симферополе на elab.com.ru качественный и доступен каждому!


Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com