Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение



Сказки народов Азии

Вокруг седобородого сказочника в белоснежной чалме сгрудились дети. В доме духота, а здесь, во дворе, огороженном глухой стеной, под ночным тропическим индийским небом с крупными звездами и светлой луной, дышится легче. Речь дедушки льется плавно и складно. Дед рассказывает сказку.

На лицах детей запечатлелись одновременно внимание, восторг, увлеченность, ни с чем не сравнимое чувство радости от встречи с чудесным.

Проходят столетия, сменяются поколения, а интерес к сказке не иссякает. Все так же заманчиво звучит голос сказочника, так же заворожено внимают ему слушатели.

И вы, читатели, раскрываете книгу сказок народов зарубежной Азии тоже для того, чтобы погрузиться в мир чудес, таинственных приключений, народной мудрости и Добра.

Где, как не в сказках, увидишь осуществленными самые дерзновенные мечты человека - о счастье, о торжестве справедливости, о великих свершениях человеческого гения!

Зарубежные азиатские страны расположились на гигантском пространстве - от Тихого океана до Средиземного моря, от Японии до Турции, здесь проживает большая часть человечества, множество народов, имеющих многовековую историю, богатую культуру. Каждый из них создал и сохраняет свое глубоко своеобразное искусство - устное народное творчество, фольклор, в том числе и сказки - удивительное творение народного гения.

Сказки рассказывали и рассказывают в домах на высоких сваях в странах Юго-Восточной Азии, в хижинах индийских бедняков и под небом Ближнего Востока. Слушая сказки, и взрослые, и дети отдыхают после шумного дня. В Японии про сказку говорят: "Если днем рассказывать, то мыши будут смеяться".

Сказочник, в отличие от писателя, пишущего книжку и поверяющего свои мысли и чувства бумаге или пальмовому листу, заменяющему ее, обращается непосредственно к слушателю. Он декламирует и напевает, подражает рокоту горных ручьев и шуму ветра, крикам животных и птиц - тигров и обезьян, воронов и павлинов. Выразительность своего выступления сказочник дополняет еще и жестом. То есть это своеобразный театр одного актера. Ведь фольклор - искусство не только словесное. В старину в странах Востока на шумных базарах, на городских площадях было обычным встретить профессионального сказочника. Он рассказывал сказку, устроившись на коврике либо циновке, а то и в особом балагане. За то, чтобы его послушать, надо было заплатить монетку.

Конечно, каждое исполнение сказки не повторяет механически старое, а вносит в сказку что-то новое. Но надо помнить, что устное народное творчество создается коллективно, следует определенным традициям - неписаным правилам. Нарушить их сказочник не может, слушатель тотчас это уловит и сказку не примет.

Мы обнаружим в сказках своеобразие национального характера, быта, одежды, обычаев разных азиатских народов. В них обязательно находит отражение мир, в котором живет народ, их создавший. И в первую очередь - окружающая природа.

В японской сказке "Земляника под снегом" девочка шагает по заснеженному лесу, по колени в сугробы проваливается. А в сказках тропического Вьетнама герою случается переживать многодневные муссонные ливни. И конечно, неудивительно, что именно на Филиппинах, лежащих на островах среди теплых безбрежных вод Тихого океана, родилась сказка "Почему вода в море соленая".

И все же главное в сказке - поэтический вымысел.

Животные там разговаривают и понимают человеческую речь, они помогают положительному герою: в корейской сказке "Благодарный фазан" птица спасает жизнь доброму юноше, выручившему ее. Не случайно корейская пословица гласит: "Будь ласков к зверю, и он тебе благодарностью ответит".

Обыкновенные на первый взгляд предметы, вроде светильника из вьетнамской сказки "Коварный незнакомец", оказываются волшебными. Словом, без фантастики, вымысла не бывает сказки. К тому же сказка дает и урок доброты, честности, мужества, ума, а иной раз и хитроумия, без которого бывает трудно избавиться от беды, добиться торжества справедливости.

Герои сказки живут и действуют в некоем особом, сказочном времени. Поэтому в сказках часто встречаются такие, например, зачины: "Во времена давние-стародавние", "Давно это было", которые переносят нас в сказочный мир, готовят к слушанию сказки.

Порой они бывают довольно длинными и забавно-шутливыми, как, например, в турецких сказках: "Давным-давно, теперь уж и не вспомнить, в решете ли, во соломе, когда верблюд выкликал вести громким голосом, когда я дядюшкину люльку - скрип-скрип! - качала, тут и сказочки начало". После такого зачина, конечно, ждешь замысловатой и доброй сказки.

Из глубокой древности ведут свое происхождение сказки о животных. Первобытный человек, его жизнь во многом зависели от охотничьей удачи. Он верил, что между людьми и животными существуют родственные связи, и, "очеловечивая" зверей, приписывал им человеческие способности и свойства, одухотворял природу. Потому-то сказочные герои не знают затруднений, когда надо поговорить со зверями.

Среди сказок о животных у народов Азии есть так называемые легендарные. Они объясняют, конечно по-сказочному - враждой и ссорами зверей и птиц, забавными случайностями, - почему у животных та или иная окраска или почему у них отсутствует, положим, хвост, откуда взялись те или иные повадки. Примерами в этой книге могут служить корейская сказка "Почему лягушки плачут, когда идет дождь", вьетнамская сказка "Отчего у ворона оперение черное, а у павлина пестрое и красивое" и монгольская сказка "Почему петух поет на заре". А вот сказка кхмеров - основного населения Кампучии - "Приключения зайца" рассказывает нам, отчего зайцы не пьют из ручьев, а довольствуются тем, что слизывают росу.

Часто в сказках о животных слабый и маленький зверь побеждает большого и сильного. Такие сказки утверждают социальную справедливость: ведь под животными подразумеваются люди. Слабый, маленький зверек и есть социально обездоленный человек, он-то и одерживает верх над могучим зверем, например тигром. Когда в сказках народов Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии появляется тигр, то у слушателей сказочника нет сомнений: речь идет о важном господине, грозном, свирепом, безжалостном. Тигр ведь не только символизировал силу и могущество. Тигру поклонялись как божеству, его изображениями украшали знамена. Каменные тигры оберегали ворота храмов. Но в сказках тигру явно не повезло, здесь сказалась неприязнь к нему крестьянина, который хорошо знал, что тигр любит, при случае, задрать теленка, утащить свинью. И сказочный тигр при всей своей силе и свирепости почти неизменно выглядит глупцом и остается в дураках. Его запросто обводит вокруг пальца слабый зверек. Часто это кролик или заяц, которого многие сказки народов Азии наделяют сметкой, умом, ловкостью, даже бесстрашием. "Заяц славился среди зверей своим умом и сметкой. За его мудрость прозвали звери зайца Судьей", - рассказывается в сказке кхмеров "Приключения зайца". Не правда ли, как этот сказочный, конечно, заяц разительно не похож на пугливого косого из русских народных сказок? Здесь мы видим две контрастные национальные трактовки образа одного и того же животного.

У индонезийцев хитроумным зверьком почитается карликовая лань - канчиль, а в глупом положении обычно оказывается свирепый и тупой крокодил, которого, впрочем, не жалуют и многие другие народы тропических стран. Сильные мира сего, принявшие образ зверей, в таких сказках высмеиваются. Причем звучание этих сказок особенно забавно, потому что, хотя и имеются в виду люди, но все же речь-то идет о зверях с их свойствами и повадками.

В китайской сказке "О том, как по животным счет годам вести стали" из двенадцати животных самой хитроумной оказалась маленькая мышь: она изловчилась доказать, что вол или овца ростом меньше ее. Поэтому и поныне, говорится в сказке, с года мыши начинается счет годам двенадцатилетнего цикла в странах Дальнего Востока и во Вьетнаме. Каждый год цикла носит название животного, среди которых есть и фантастическое - дракон.

Кстати, в сказках народов Азии наряду с животными, которые существуют на самом деле, действуют и выдуманные: птица феникс, кейннары (полуптицы-полулюди в сказках Таиланда).

Во многих сказках нашей книги вы почувствуете насмешливое отношение к обезьянам: они, видно, напоминали сказочникам суетливых и незадачливых людей. Недаром в Древней Индии о таких говорили, что они "переменчивы, как мысли обезьян". Малопривлекательными обезьяны предстают в японской сказке "Обезьянка с обрезанным хвостом" или во вьетнамской "Черепаха и обезьяна".

Обратите внимание на сказки о животных-оборотнях, которые могут принимать разные обличья. Появились эти сказки сравнительно поздно. Интересно, что в сказках японцев предметы, особенно старые, долго бывшие в употреблении, могут обернуться барсуками, что, к немалому удивлению действующих лиц, и происходит в сказке "Волшебный котелок". Сказка, конечно, превращается при этом в забавную шутку.

Надо сказать, что барсук у японцев - всеобщий любимец. "У нас-то, в Японии, даже малые дети знают, что барсуки мастера выделывать всякие трюки и умеют превращаться в кого угодно", - говорится в сказке "Барсук и волшебный веер". Изображения шаловливых барсуков необычайно популярны на Японских островах, и, пожалуй, только здесь барсуки пользуются такой доброй славой.

Сказки о животных особенно интересны детворе, поэтому в Корее их так и называют: "тонхва", то есть "детские рассказы".

Впрочем, я знаю, что вы, ребята, очень внимательно слушаете и читаете также и волшебные сказки, то есть такие сказки, в которых обязательно действуют сверхъестественные силы, волшебные предметы, чудесные помощники. Чудесными помощниками сказочного героя нередко бывают кошка, собака, журавушка, другие животные и птицы. Волшебные силы (например, "старый дед с белой бородой") приходят на помощь бедной падчерице из японской сказки "Земляника под снегом".

Иной раз в волшебной сказке дарителем, то есть персонажем, одаривающим героя благами, оказывается дерево. Так, в японской сказке "Как сосна за добро отплатила" дерево разговаривает и буквально осыпает славного дровосека золотым дождем за его добросердечие.

Сосна, зеленеющая летом и зимой, почитается японцами особо - как символ могучих жизненных сил.

Фантастика волшебной сказки зачастую ведет свою родословную от некоторых представлений о мире человека первобытного общества. Здесь и одухотворение природы: звери, птицы, рыбы, деревья, травы в сказках умеют говорить, проявляют ум, смекалку, благородство, хитрость и изворотливость. Здесь и древние обычаи и поверья, запреты - отсюда категорические советы героям сказки не делать того-то и того-то, иначе стрясется беда. И конечно, в несколько измененном виде здесь следы веры в магию, волшебство, в том числе в магическую силу слова, заклинания. Поэтому зачастую герою сказки, для того чтобы совершить чудо, достаточно сказать нужное слово.

Волшебные сказки населены мифическими существами - злыми и добрыми духами. Они или вредят герою, или, наоборот, приходят ему на помощь. Эти фантастические существа - шайтаны, дивы и джинны у народов Ближнего и Среднего Востока, якки у народов Южной и Юго-Восточной Азии, тэнгу у японцев - в представлении тех или иных народов выглядели различно, да и характер у каждого из них своеобразный. Так, в кхмерской сказке "Сироты" якк описывается следующим образом: "Здоровенный верзила, зубы большие и белые, словно начищенная лопата, глаза злющие, как у совы, лицо бугристое, как у жабы, туловище словно у крокодила, голос хриплый и громкий, густые усы и борода..."

Якк, таким образом, выглядит очень устрашающим, а японские тэнгу совсем не страшны, скорее, забавны. "Были у них удивительные носы: их можно было сделать маленькими-премаленькими, величиной с пуговку, а можно вытянуть в длину и перекинуть через горы", - говорится в сказке "Длинноносые страшилища".

Все эти придуманные человеком существа непринужденно появляются в сказках, становятся частью сказочного вымысла. Впрочем, как и божества вроде Бимбогами - японского бога Бедности (сказка "Письма от Бимбогами"), китайского Князя гор (сказка "Птица чжаогу"), индийского бога Брахмы, во двор которого запросто наведывается ворона (сказка "Охотник и ворона").

Весь интерес в волшебной сказке сосредоточен на судьбе положительного героя или героини. Им мы сочувствуем, следим за их приключениями. Они воплощают в себе народный идеал красоты, нравственной силы, доброты, справедливости. Таков, например, юноша Санг Тхоонг из лаосской сказки "Золотая улитка", добывающий волшебные туфли и волшебное копье и спасающий родную землю от иноземного нашествия.

Сказочник решительно отдает свои симпатии людям обездоленным, несправедливо обиженным - сиротке, падчерице, младшему брату. Нередко бывает, что такой герой предстает сначала внешне непривлекательным. Добрая и трудолюбивая падчерица Кхончхи из корейской сказки "Кхончхи и Пхатчхи", которая в начале повествования ходит замарашкой, станет в конце сказки красивой и счастливой.

А. М. Горький говорил, что многие образы сказочной фантастики, например ковер-самолет, вырастали из мечты человека-труженика. Они предвосхищали успехи технического прогресса, предвещали замечательные изобретения человеческого ума. Эти чудеса - самолет, телевизор (магический кристалл) - стали для нас сегодня обычными. Но для крестьянина, заводившего вечером свою сказку не один век тому назад в лаосской деревне на берегу величавого Меконга, туфли, с помощью которых можно по воздуху летать, были недосягаемой мечтой. Такие сказки будили ум, стремление познать мир, мечтать и дерзать.

Сказка привлекала людей еще и тем, что в ней человек легко достигал, казалось, невозможного. Поэтому зачастую волшебная сказка выражает вековые чаяния народа, его веру в торжество добра и справедливости.

Бытовые сказки возникли сравнительно поздно. Герой бытовой сказки действует зачастую в обстановке, привычной и знакомой крестьянину или горожанину: в селении, в соседнем городе, в столице. Это герой из низших сословий - крестьянин, ремесленник. Ему не спешат на выручку сверхъестественные силы, как в волшебных сказках. Нет у него волшебных предметов, нет чудесных помощников-животных. Поэтому герою приходится полагаться на самого себя, свою сметку, изворотливость, жизненную хватку. Правда, иногда в таких сказках появляется злой или добрый дух. Но, как правило, оказывается, что его совсем не трудно одурачить...

Помогают герою бытовой сказки также недогадливость и тупость его противника - богача, важного господина, а то и царя. Герой индийской сказки умный и находчивый Тенали Рамакришна искусно обманывает царя-самодура.

Бытовые сказки, таким образом, часто носят сатирический характер. В них мы найдем народный юмор, издевку над богатеями и другими сильными мира сего. Поэтому люди, слушая такие сказки, весело смеются, потешаются. Ведь в реальной жизни крестьянину или ремесленнику приходилось молча сносить обиды, гнет и произвол. А в сказке могущественные обидчики бедняка всячески высмеиваются. Жадность, скупость, лживость, лень - обычные пороки богатея в представлении сказочника да и в самой действительности. И вот богатого, жадного старика, который все свое состояние нажил обманом, из корейской сказки "Как мальчик перехитрил богача", оставляет в дураках хитроумный малыш.

В бытовых сказках встречается герой, которого А. М. Горький метко назвал "ироническим удачником". Его классическим образцом наш великий писатель считал Иванушку-дурачка русских сказок. Он глуп, недалек, но ему повсюду, к изумлению слушателей, сопутствует удача. В индийском фольклоре таким героем является глупый брахман - священнослужитель. Он делает вид, что учен и умен, разбирается в гадальных книгах, а на самом деле трясется от страха каждый раз, когда надо показать свое искусство. Но неизменно на выручку ему услужливо приходит случайность, и слава мудрого прорицателя все прочнее закрепляется за глупым брахманом.

Слушая такие сказки, крестьяне и ремесленники насмешливо улыбались. Да и тебя, читатель, эти сказки тоже позабавят.

В фольклоре многих народов Азии привлекает образ смышленого, изобретательного героя, выходца из низов. Он оставляет в дураках или ставит в тупик своих недругов - надутых вельмож, жадных богачей, могущественных правителей. В Индии таким героем является Тенали Рамакришна, в Лаосе - Сиенг Миенг. Но пожалуй, самый знаменитый из них - ходжа Насреддин. У турок, иранцев и народов Средней Азии бытуют целые циклы забавных историй, связанных с ходжой Насреддином. Он появляется в чайханах и на базарах, заходит в мечеть, но отнюдь не для молитвы. Он насмешлив, даже язвителен, остроумен. Его слова и поступки не только смешат окружающих, но и заставляют о многом задуматься.

Среди бытовых сказок выделяются сказки о судах и судьях. Есть они и среди сказок о животных. Такая их широкая распространенность понятна. В жизни людей постоянно возникали споры и конфликты, для решения которых нужен человек, способный разумно и справедливо рассудить их. В сказках судья изображается контрастно: он может быть справедливым или несправедливым (как взяточник и неправедный судья-попугай в кхмерской сказке "Два соседа"), умным или глупым.

Хотя истории о судах и судьях переплетаются в сказках с другими сюжетами, в них особенно важен образ судьи. Конфликт и спор нередко приводят к судье, например, героев кхмерских и афганских сказок ("Справедливый судья" и другие).

В сказках о судах и судьях, несомненно, зарождалось зерно современных детективных историй - романов, повестей, пьес и киносценариев.

Литература каждого народа уходит своими корнями в устное народное творчество. Самые древние литературные памятники народов Азии теснейшим образом связаны с фольклором. Это шумероаккадский эпос о Гильгамеше, датируемый III - началом II тысячелетия до нашей эры, древнеиндийские эпические поэмы "Махабхарата" и "Рамаяна", устные истоки которых теряются где-то в начале I тысячелетия до нашей эры, древнекитайская "Книга песен" (XI - VI века до нашей эры).

И в дальнейшем, на всех этапах своего развития, литература сохраняет связи с фольклором. Если взглянуть на древнеиндийские сборники повествований "Панчатантра" и "Джатаки", средневековую новеллу Китая, Японии, Кореи, Вьетнама, то мы увидим, что писатели черпали из народной сказки мотивы, сюжеты и образы. В таком литературном памятнике XI века, как "Океан сказаний" индийского поэта Сомадевы, ученые насчитали свыше трехсот вставных историй: сказка там переплетается то с мифом, то с анекдотом, то с новеллой. Также в XI веке в Японии был создан огромный свод "Стародавние повести", составивший тридцать один том. Туда вошли и сказки, и различные забавные истории, причем не только японские, но также индийские и китайские.

В X - XII веках в Багдаде начинает формироваться знаменитый сказочный свод "Тысяча и одна ночь". В него были включены индо-иранские сказки, а также различные повествования из арабского фольклора. Сказки "Тысячи и одной ночи" увлекают нас феерией выдумки, изобретательностью авторов-рассказчиков, умеющих удивить неожиданными поворотами сюжета, вмешательством волшебных сил и необычайного случая.

Выдающийся русский ученый академик А. Н. Веселовский говорил, что благодаря "Тысяче и одной ночи" перед европейским читателем открылся особый мир, одновременно и знакомый и незнакомый, и фантастический и реальный: "И эта чересполосица фантастического и реального не только не изумляет вас, а кажется естественною: так просто вращаются в ней действующие лица".

В книгу "Сказок народов Азии" мы включили одно из самых знаменитых волшебных повествований "Тысячи и одной ночи" - "Сказку о рыбаке".

Сказочники в странах Азии не только вдохновляли своими чудесными историями писателей и поэтов. Они сами находились под могучим обаянием богатой, разнообразной литературы народов Востока, их искусства - архитектуры, живописи, скульптуры, музыки и театра, в котором часто показывались пьесы на сказочные темы.

В странах Азии и сейчас еще можно найти и послушать самого настоящего сказочника или сказочницу. Поэтому ученые-фольклористы нередко отправляются в труднодоступные уголки этих стран. Они записывают, изучают, публикуют сказки.

Вот почему книга сказок, которую ты держишь в руках, читатель, создана не только вдохновением, творчеством замечательных сказочников Востока, но и трудом ученых.

Итак, дверь в мир восточной сказки открыта перед тобой. И позволь напутствовать тебя перед чтением словами древнеиндийского афоризма: "Умен человек или глуп, стар или юн - он пробудится разумом, узнав все это".

Н. И. Никулин

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com