Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Волшебство народного слова

Что дольше всего живет на Земле? История говорит: народная память и родное ее дитя - сказки. В сказках можно увидеть живую душу народа в его исторической судьбе, меч­тах, бедах, свершениях. У каждого народа рождаются свои сказки, и вместе с тем они зачастую похожи друг на друга - может, поэтому и говорится, что сказки "как зеленая трава, что растет на любой земле".

Сказки народов Северной и Южной Америки хранят муд­рость и живую силу народов, в разное время пришедших на континент, в союзе с мудростью тех, кто обитал здесь испо­кон веков. Историческая встреча разных народов растяну­лась во времени и проходила непросто, порой мучительно - и это тоже отразилось в сказках. В том, как рождалась своя культура в Северной и Южной Америке, много общего, но велики и различия, и зависят они от особенностей географи­ческого положения, от традиций, от взгляда на мир. Поэтому поговорим отдельно о сказках народов, населяющих Север­ную и Южную Америку. Сказки народов Северной Америки возникли из многих составляющих, но главными все же являются три: это сказки коренных американцев (эскимосов и индейцев), сказки афро-американцев и сказки белых поселенцев.

Сказки североамериканских эскимосов и индейцев - древнейшая и самая оригинальная часть фольклора конти­нента.

Как считают ученые, эскимосы и индейцы, те, кого при­нято называть коренными жителями Америки, пришли на континент около 20-30 тысяч лет тому назад из Азии небольшими группами и распространились по всей террито­рии. Они называли себя "первыми людьми", "настоящими людьми", а то и просто "людьми", в отличие от животных, растений, явлений неживой природы, которую они восприни­мали как живое существо. Вспомним, как говорит о живот­ных герой книги В. Арсеньева Дерсу Узала: "Его хороший люди!"

До прихода европейцев Североамериканский континент населяли примерно 3 миллиона человек, принадлежавших к двумстам различным племенам и языковым семьям, сильно различавшимся между собой и внешностью, и образом жизни, и культурными традициями. Одни племена были кочевни­ками, охотниками или рыболовами. Другие довольно рано освоили земледелие и жили оседло, выращивая кукурузу, тыкву и фасоль. По-разному видели мир жители сурового севера эскимосы, обитатели средней полосы, озер и лесов - алгонкины и ирокезы, южане крики, чероки, пуэбло и навахо, племена тихоокеанского побережья сквомиши, тлинкиты и др. По-разному отражалась их жизнь и в сказ­ках, и вы не раз сможете убедиться в этом, читая нашу книгу.

Интересно, что самые древние сказочные сюжеты хранят память об оледенении, об отступлении ледников, об охоте первобытного человека на исполинов мамонтов и даже об азиатских предках индейцев.

По старинным обычаям эскимосов и индейцев, летом рас­сказывать сказки нельзя: надо охотиться, выращивать куку­рузу, заготовлять впрок рыбу и ягоды, чтобы хватило на дол­гую холодную зиму. Зато зимой, когда снаружи бушует вьюга и трещит мороз и, стало быть, злые духи спят, насту­пает время сказок, плясок и песен.

Индейцы и эскимосы умели и умеют ценить занимательную, веселую, мудрую сказку. Ведь она заключает в себе и общую народную память о пережитом, и "сказочное" объяс­нение явлений природы и окружающего мира. Сказка учит добру и красоте и, наконец, просто приносит слушателю огромное удовольствие.

В сказке действует такая желанная волшебная сила! По глубокому убеждению слушателей, слово сказителя порой владеет магической властью, и потому он почитался и почи­тается у эскимосов и индейцев наравне с колдунами и шама­нами. Именно поэтому сказителю непременно нужно что-нибудь подарить за сказку.

Люди верили, что слово сказочника помогает успокоить разбушевавшиеся воды, одолеть хищного зверя, избавиться от недуга и нагрянувшей беды. Вот и выходит, что в сказке человек нашел самого верного своего помощника и заступ­ника и даже больше - нашел самого себя, потому что сказка стала для эскимоса и индейца подлинным учебником жизни.

Эскимосские и индейские сказки обильны чудесными пре­вращениями, связанными с волшебными свойствами Огня, Воды, Дерева, Камня. Вместе с тем сказки учат относиться к природе бережно, любить ее. Только любящий и знающий мир природы народ мог сочинить сказку о бабочках ("Первые бабочки"), которые, силой его воображения, созданы из пят­нышка солнечного света, небесной синевы, желтизны опа­дающей листвы, оранжевых бликов луговых цветов и многого другого.

Обратите внимание на эскимосские и индейские сказки о "хитрецах". Эти мастера невообразимых проделок отчасти напоминают хитрую лисичку-сестричку из русских народных сказок. "Хитрецы" имеют облик зверей, но могут обернуться и человеком. Таковы ворон у эскимосов и индейцев тихо­океанского побережья, хвастливый человек-паук Иктоми у степных индейских племен, таков койот, самый известный из всех. Стоит "хитрецу" взять на себя роль заступника людей, и он становится подлинным героем сказки ("Койот и женщина-сова"). Если же мысли "хитреца" нацелены только на удов­летворение собственной прихоти, сказитель осуждает его, и слушатели сказки весело смеются над приключениями неза­дачливого героя ("Как койот плясал со звездой"). И так во многих сказках - "хитрец" выступает то ловким добытчи­ком, то плутом, то простаком, смотря по тому, на пользу или во вред людям идут его приключения и проделки.

Другие сказки отвечают на вопросы: как, почему, каким образом явились те или иные свойства, особенности, отличия у животных, птиц, рыб, насекомых. Это так называемые этиологические сказки. Они рассказывают, почему у кроко­дила вмятина на носу, отчего медведь ходит вперевалку, почему лосось заходит в воды сквомишей, почему лапки у утки красные и т. д. Вообще говоря, роль зверей в эскимос­ских и индейских сказках очень велика. Животные, как пра­вило, - старшие братья человека, его наставники и учителя. Они, например, с радостью делятся с добрым охотником тай­ным знанием и чудесной силой ("Добрый охотник").

Распространены у эскимосов и индейцев былички, то есть сказки о сверхъестественном. Таковы, например, "Рваная Щека", "Как сестры искали счастья на чужбине", "Чудесный конь", "Синяя Родинка". В них, как и в сходных русских сказках, счастье приходит к тому, кто "мал, да удал", кто добр и чист душой; свои симпатии народ отдает добрым, справедливым, честным героям.

С приходом на континент европейцев среда обитания эскимосской и индейской сказки стала постепенно сокра­щаться. Эскимосов и индейцев не удалось растворить в обществе белых людей. Подлинные хозяева американской земли, они долгие годы противились наступлению на их вла­дения белых людей, продолжали жить по своим нравственным установлениям. Это привело к обособлению эскимосских и индейских сказок внутри устного народного творчества США. Правда, они и сегодня продолжают жить, особенно там, где образ жизни эскимосов и индейцев менее всего нару­шен. Со временем многие эскимосские и индейские сказки слились с афро-американскими, со сказками белых поселен­цев.

Афро-американцы появились на земле Америки при весьма трагических обстоятельствах. Невольничьи кораб­ли доставляли живой африканский "товар" к берегам Нового Света, и тысячи людей становились рабами белых господ.

Сказки афро-американцев родились на плантаторском Юге, где долгие годы существовало рабовладение, и потому они отразили горький и жестокий опыт чернокожих неволь­ников.

Основным персонажем сатирических сказок стал Старый Хозяин (белый плантатор) - образ или комический, или резко отрицательный. Волею сказочника жестокий, деспо­тичный плантатор и его темнокожий раб Джон постоянно находятся в поединке: находчивый и остроумный негр отстаи­вает свое человеческое достоинство, право на жизнь и сво­боду.

Сказки негров-южан с плантаций иногда именуют фоль­клором "енотов". "Енотами" звали на Юге невольников.

Однажды, рассказывается в одной из сказок, белый план­татор побился об заклад с другим плантатором на своего невольника: тот будто бы отгадает, что они спрячут под шляпой. Темнокожий раб горестно воскликнул, имея в ви­ду себя: "Вот ты и попался, старый енот!" - и выиграл заклад! Потому что под шляпой и вправду находился настоя­щий енот.

Кролик, опоссум, сарыч, енот, медведь и волк, черепаха и лиса постоянно окружали чернокожего работника в лесу и в поле, а подчас служили ему нехитрой пищей. Отношения ска­зочника с ними - самые близкие, как со старыми знакомыми. Эта близость способствовала тому, что в сказках развился своеобразный эзоповский язык. Для черной аудитории не со­ставляло труда разобраться в том, кто именно имеется в виду при описании состязаний в ловкости между братцем Кроли­ком и братцем Лисом - речь, конечно, шла о черном работ­нике и белом господине. И все-таки прежде всего сказки о братце Кролике и его друзьях содержат урок нравственности и добра.

Читателям многих стран известна книга сказок о братце Кролике (1880) писателя Джоэля Чендлера Харриса (в нее входили, между прочим, еще и поговорки, и другие образцы народной мудрости "дядюшки Римуса"). Выходили "Сказки дядюшки Римуса" и у нас в стране.

В непосильных условиях рабства, когда любое проявление культурных традиций негров запрещалось, сказки и песни чернокожих невольников служили средством преодоления рабовладельческого гнета. Бог и ангелы, ставшие героями негритянских сказок, воплощали мечты черных американцев о равноправии и справедливости, несли в себе мощный бун­тарский заряд ("Шестнадцатый и сатана").

В негритянских сказках присутствует много историй о ведьмах и привидениях, вроде тех, о которых рассказывает негр Джим в "Приключениях Гекльберри Финна" М. Твена. Африканское наследие черных американцев чувствуется в сказках "Наказание колдуний" и "Косматый-Бородатый".

Устное народное творчество афро-американцев заняло важное место в культуре США, глубоко вошло в американ­скую литературу и музыку.

Сказки белых поселенцев по происхождению европей­ские. Франко-, испано-, а больше всего англоязычные сказки легко укоренялись на американской почве и по­полнялись новыми сюжетами - сказками и песнями о золо­тоискателях и ковбоях, фермерах и лесорубах, рабочих и матросах.

Особенно выразительны сказки, связанные с жизнью пер­вопроходцев Америки. Это так называемый фольклор фрон­тира - подвижной пограничной полосы, отделявшей уже освоенную территорию нового края, с городами и фермами, от диких, необжитых мест. Постепенно, с XVII по XX век, фронтир сдвигался все дальше на запад. Сказки жителей фронтира, первооткрывателей новых земель, среди которых были звероловы, лесорубы, ковбои, лодочники и многие дру­гие, отражают неповторимый исторический опыт всех этих людей.

Жизнь их протекала в повседневных тяжких трудах, среди постоянных опасностей, нередко в полном одиночестве. В любой момент можно было ждать нападения диких зверей или враждебных племен. И тем не менее сказки фронтира насыщались юмором - часто хвастливым, но всегда веселым, жизнерадостным.

Самым популярным сказочным жанром на фронтире стали "небылицы" - пронизанные искрометным юмором истории, полные самых невероятных приключений, небывалых собы­тий, немыслимых подвигов. А совершают их герои-исполины вроде Поля Баньяна и Поля Синего Вола, между глаз кото­рого укладывалось "две рукояти топора и пачка жеватель­ного табаку", или вроде виргинского силача Питера Фран­циско, или же суперковбоя Пекоса Билла. Сказочный герой Джон Яблочное Зернышко стал символом самоотверженного фермера-первопроходца, Джон Генри - вольного труда, а капитан Шторминг - символом мужества в борьбе с морской стихией.

Жизнь некоторых из них (а герои эти часто были истори­ческими личностями) почти сразу превращалась в легенду, в сказку. Вспомним, что "белые" сказки Северной Америки создавались уже в эпоху печатного станка, и потому многие их персонажи, впервые получив известность в книжном или лубочном издании, быстро возвращались назад, в гущу народной жизни.

Герой небылиц - одновременно и величественная, и комичная фигура; это краснобай, фантазер и в то же время прилежный работник, твердый орешек, "полуконь-полуалли­гатор, дальний родственник кусающей черепахи", как гово­рит о себе Майк Финк. Подобные персонажи воплотили в себе народную энергию, мощь, добродушие и жизнерадост­ность и отразили особенности национального американского характера.

"Небылица" - основа сказок белых поселенцев Северной Америки, они распространены повсеместно, особенно попу­лярны на американском Западе, где сказочник с удоволь­ствием потешает желающих его послушать такими невероят­ными историями, как "Кофе по-ковбойски", "Ползук летучий и Ко", "Прощай, Леандр!" и др.

В Южной, или Латинской, Америке, как и в Северной, живут люди всех рас и многих национальностей. Вслед за выходцами из европейских стран (Испании и Португалии, Англии и Франции, Италии и Голландии) туда прибывали переселенцы из стран Юго-Восточной Азии. Приставали к берегам Южной Америки и суда с невольниками, насиль­ственно захваченными в Африке. Многочисленные острова Карибского моря долго служили пристанищем пиратам, иска­телям приключений, авантюристам со всего света.

Латинскую Америку принято делить на три основных области: Месоамерика, куда входят Мексика, Центральная Америка, острова Карибского моря и северные области Южной Америки; Андские государства - Колумбия, Эква­дор, Перу, Боливия и Чили, через территорию которых тянется горный массив Анд; Лаплатские страны - Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай, получившие такое название от Ла-Платы, огромного залива Атлантического океана, рас­положенного у юго-восточного побережья Южной Америки.

В сказочном фольклоре народов Латинской Америки - тоже три важнейших компонента: индейский, афро-аме­риканский и креольский, то есть сказки выходцев из Европы. Но сочетание этих составных частей иное, чем в сказках народов Северной Америки: они легко смеши­ваются, свободно и органично дополняют и обогащают друг друга.

Сказки южноамериканских индейцев представляют собой достояние множества племен и народностей, населяющих большую часть территории континента, чрезвычайно раз­нообразных по культуре и языку. Численность индейцев Латинской Америки сегодня - от 20 до 35 миллионов чело­век. Они живут и в тропических лесах Амазонки, и в Брази­лии, и на севере континента.

Конечно же, индейские сказки восходят к глубокой древ­ности и тесно связаны с мифами. Ученые и сейчас продол­жают записывать волшебные сказки явно доевропейского происхождения.

Многие индейские сказки посвящены объяснению про­исхождения различных явлений мира - Солнца, Луны, Ночи, Огня, людей и животных, культурных растений. У некоторых племен сказки сохранили представления индейцев о рождении и гибели на Земле нескольких цивилизаций. Среди верховных божеств больше всего распространено почитание Солнца и Земли. Такова сказка "Как Солнце спасло бедняка".

Частым персонажем индейских сказок является ягуар - многие племена считают его могучим божеством, способным даже время от времени пожирать Солнце.

Сказки афро-американцев в Южной Америке родственны по сюжетам тем, что бытуют на североамериканском Юге, только они теснее переплелись с индейскими. Более всего свою неповторимость эти сказки сохранили на территории Бразилии, Венесуэлы и на Антильских островах. Известные африканские животные-"хитрецы" прижились на Кубе (чере­паха), в Северной Америке и Карибских странах (кролик), в обеих Америках (паучок Ананзи).

В содержании сказок имеются и различия: например, если в европейской сказке труженик муравей берет верх над без­дельницей стрекозой, то в афро-американских сказках в со­стязании или споре чаще побеждает не сила и трудолюбие, а хитроумие. Это связано, вероятно, с традиционно неравно­правным положением негритянского населения в обеих Аме­риках.

В XVI-XVIII веках дети испанских и португальских посе­ленцев слушали те же сказки, что и их европейские сверст­ники: о животных, о ведьмах, заколдованных принцессах, королях, глупых и жестоких великанах, духах и, конечно, любимых народом героях-простолюдинах, честных, отваж­ных, трудолюбивых и ловких.

Шло время, и традиционные сказочные персонажи, "жившие" теперь на новой земле, приобрели новую, местную окраску. Короли и принцессы, например, заметно "одома­шнились", обличьем стали походить на крестьян и неожи­данно подверглись активному осмеянию сказителей. Такова, например, сказка "Как испанский король в прятки играл".

Известный герой-бродяга многочисленных испанских ска­зок Педро Урдемалас, или Педро Мошенник, великодушный, отважный и смекалистый, способен одолеть саму смерть. В любом деле он добивается невиданных успехов и... с удо­вольствием напевает ставшую ему теперь родной мексикан­скую "Кукарачу".

Сказка приобрела невиданную на европейской земле праздничность, пышность, карнавальность, свойственные многоцветной и шумной народной ярмарке. Она насыща­лась музыкой и песнями. Очень сильно развилась шутли­вая сказка, сказка-анекдот. Таких сказок в нашей книге немало, и, мы надеемся, они доставят вам истинное удоволь­ствие.

Набожность крестьянского населения Испании и Португа­лии осталась таковой и в Южной Америке, населенной боль­шей частью земледельцами. Религиозные мотивы некоторых сказок поэтому навеяны повседневной жизнью и имеют нази­дательное значение, а порой и сводят все небесное на землю. Часто Бог и святые, как и нечистые духи, не только препо­дают урок нравственности, но и заставляют слушателя усом­ниться в справедливости существующего порядка. Такова, например, сказка "Нет на земле справедливости!".

Кто же собрал и записал, кто пересказал для нас это ска­зочное богатство?

Большинство эскимосских сказок дошло до нас в изложе­нии известного полярного исследователя Кнуда Расмуссена (в его жилах текла и эскимосская кровь) и его спутника Петера Фрейхена.

Увлеченными собирателями индейских сказок были Чарлз Леланд, Генри Pay Скулкрафт, Джордж Бирд Гриннелл, Джеймс Шульц и другие.

Афро-американские сказки о братце Кролике и о других животных принадлежат Джоэлю Харрису и Роджеру Абра­хамсу.

Крупными собирателями европейского фольклора явля­ются Б. Боткин и Э. Фоук.

Знакомству с миром сказок Южной Америки мы обязаны прежде всего Антонио Медису Больо, Франсиско Барнойе Гальвесу и Карлосу Луису Сайенсу.

Все эти удивительные люди, однажды попав в волшебные сети сказки, отдали большую часть своей жизни тому, чтобы запечатлеть на бумаге мастерство и волшебную силу народ­ного слова.

Конечно, сказки народов Америки не всегда привычны для нашего восприятия. Порой они отличаются весьма своенрав­ной логикой, неожиданностью деталей, которые отбирает или опускает рассказчик. Что ж! Сказку надо почувствовать, довериться ее силе - она своя у каждого народа. Надо на­учиться слушать сказку, постигать заложенную в ней муд­рость. И тогда откроется, что именно тот или иной народ хотел рассказать о себе, о мире и - о нас самих.

А. Ващенко

предыдущая главасодержаниеследующая глава



хочу купить себе короткое платье, очень важна доставка в Тюмень, вот хороший вариант


Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com