Карта сайта Ссылки

предыдущая главасодержаниеследующая глава

36. Безобразный музыкант

В одной балийской деревне был дом, в котором каждый вечер как будто был праздник. В доме и на веранде слышался громкий смех, повсюду бродили молодые люди - даже в амбаре и в кухонном домике можно было их встретить. Один поет веселую песню, потом другой - песни о деяниях старины, а потом несколько человек вместе исполняют сцену из театрального представления с пением и танцами. И все потому, что в этом доме жила на редкость красивая девушка, и каждый юноша хотел ее себе в жены. Вот они и собирались по вечерам и изо всех сил старались понравиться ей.

Девушку эту звали Аруманис. Она смеялась от всего сердца, когда ей рассказывали забавную историю, ободряла веселых певцов и умела оценить знатоков, которые читали и пели по старинной рукописи (См. примеч. 3 к № 11). На танцы она смотрела с сияющими глазами. Но никто не мог сказать, что она предпочла одного почитателя другому.

Аруманис жила одна со своим отцом. Отец ее нежно любил. Счастливее всего он был тогда, когда мог уговорить ее поиграть на варгане (Балийский варганчик (генгонг) относится к группе пластинчатых варганов, пластинка его изготовляется обычно из бамбука. На Бали не редкость своеобразные оркестры варганистов, играющие под аккомпанемент небольших ручных барабанов). На закате они садились рядышком под навесом, Аруманис прижимала маленький деревянный инструмент к губам, натягивала шнур, который заставлял колебаться язычок варгана, и извлекала из инструмента звуки, слаще которых ничего не было. Она наигрывала все, что слышала от музыкантов деревенского гамелана, и когда приходил оркестр из другой деревни и исполнял новую мелодию, то на другой день ее тихо и нежно повторяла Аруманис. Отец никогда не уставал слушать ее игру, и часто он даже забывал, что настал час еды, совсем не чувствуя голода.

Но за кого отдать дочь замуж? Это очень заботило отца. Смотрел он на молодых парней, приходивших по вечерам, и никого не находил достаточно хорошим для своей дочери - она была так прекрасна и умела так искусно играть, как никто во всей деревне!

Думал он, думал и однажды вот что решил:

- Друзья, - сказал он вечером своим гостям, - я наконец понял, за кого выдать Аруманис.

Все сейчас же замолчали и с громко бьющимися сердцами ждали, кого он назовет, кто же этот счастливец.

- Я выдам свою дочь за человека, - продолжал отец, - который сможет подыгрывать ей на варгане и повторять все ее напевы.

Молодые люди смущенно переглянулись. Некоторые немного умели играть - но играть так, как Аруманис?!

Отец был очень рад, что своим решением он озадачил соперников. Таким способом он еще немного удержит девушку дома. Довольный, он прибавил:

- Состязание состоится завтра.

На следующий вечер некоторые юноши принесли с собой инструменты. Каждый из них надеялся, что милая девушка поможет ему выиграть. Собралось больше народу, чем обычно: пришли и те, кто не имел никаких надежд, а просто хотел послушать и поглядеть. Они сидели или стояли повсюду вокруг и ждали, пока Аруманис начнет играть. Она вошла на веранду, юноша с варганом уселся возле нее, и оба прижали инструменты к губам. И вот девушка извлекла из варгана первый звук, медленный и нежный. «Слава богу, не быстро!» - подумал юноша и потянул за шнур. Кажется, дело шло неплохо. Девушка медленно и проникновенно продолжала мелодию, а он пытался следовать за ней. Но его варган звучал слишком бедно, игра была неуверенной, и внезапно он остановился. Не получилось колено! Пристыженный, он отошел, другой занял его место. Этот играл довольно бойко, но подыгрывать в лад варгану Аруманис редко когда ему удавалось, и, когда она перешла на напев, услышанный в другой деревне, и он опустил руки. Так шло дело у одного за другим, пока все музыканты не отказались от спора.

Девушка продолжала играть одна. Теперь это была огненная мелодия, напоминавшая юношам о петушином бое или военном танце. Но что случилось? Из кухонного домика раздались звуки, встретившиеся со звуками ее варгана и слившиеся с ними. Это было действительно музыкальное состязание! Как будто два бойцовых петуха стоят друг против друга, и каждый вызов встречает вызов, и никто не хочет уступить. Звуки снова то расходились, то сливались, и в самых крутых переходах никогда не теряли лада. Девушка не облегчала задачу своего невидимого соперника. Она внезапно перешла на отрывистый, прыгающий ритм, варган ее зазвучал как птичий щебет. Но музыка из кухни весело защебетала вместе с ней. Потом Аруманис перешла на жалобный напев, и невидимый варган тоже зарыдал. Но вот захваченные звуками слушатели заметили озорную усмешку на лице Аруманис, и внезапно ее варган заквакал, как лягушка. Она передавала звуками, как лягушка пытается вскарабкаться на дерево. Причудливые переливы были похожи на отчаянные усилия зверька. Все засмеялись; однако из кухонного домика раздались те же квакающие звуки, подхваченные с таким же искусством. Девушка отложила варган и признала себя побежденной. Но кто же это играл?

Это был несчастный урод, который никогда не решался приблизиться к Аруманис и только издали любовался ею.

Потому что у него была вывороченная ступня, кривые ноги, скрюченная рука и горб. Ходил он с трудом, хромая, а в поле вовсе не мог работать. Долгие одинокие часы он проводил у себя в доме, играя на варгане. С наступлением темноты он спрятался в кухне, и оттуда его варган стал перекликаться с варганом Аруманис.

Когда разочарованные слушатели разошлись, отец подошел к кухонному домику и крикнул:

- Кто ты, удивительный музыкант? Ты выиграл состязание и будешь моим зятем. Как тебя зовут?

- Меня зовут Донглен. Тогда отец сказал своей дочери:

- Приготовься встретить своего жениха, детка моя.

- Хорошо, отец, - ответила Аруманис и сказала: - Жених, входи ко мне в дом.

- Хорошо, но не зажигай света, у меня глаза болят. Так и вышло, что Аруманис не увидела, как уродлив ее муж. А когда она утром проснулась, он исчез. Не было на месте и соломенной шляпы и плуга, так что он, наверное, работал в поле. Конечно, любопытно было, как он выглядит, поэтому она быстро собралась варить рис, чтобы отнести ему в поле.

А у бедного Донглена несчастье шло за несчастьем. Как он мучился, чтобы запрячь быка и вытащить плуг в поле! Он был так неловок, что бык испугался, рванул в сторону и проволок его вместе с плугом по грязи.

По счастью, навстречу шел охотник, который сжалился над ним и поставил его на ноги. Добродушный охотник сказал:

- Ах, такой человек, как ты, не должен пахать, подожди, я сделаю это за тебя.

Донглен спустился к речке, чтобы отмыть грязь. А в это время пришла Аруманис и принесла поесть. Охотник был красивый молодой человек, и девушка обрадовалась, когда его увидела.

- Вот рис, - сказала она. - Прерви работу и поешь. Когда Донглен кое-как привел вола с плугом во двор,

Аруманис была на базаре. Он не хотел показываться ей во всем своем безобразии, поэтому завернулся в циновку и сказал, что у него лихорадка.

Но ночью, когда он спал, Аруманис зажгла факел и увидела, как он уродлив. И когда несчастный проснулся, он услышал, как она плакала, как упрекала отца, зачем он выдал ее за калеку.

Отец отвечал, что ничего теперь не изменишь. Он обещал ее в жены тому, кто играет на варгане не хуже ее. Но Аруманис оставалась безутешной.

Когда Донглен услышал, как горько плачет его жена, ему стало стыдно. Он незаметно выскользнул со двора и пошел в лес. Она не будет больше несчастна с уродом, потому что он никогда больше не вернется.

Кое-как ковыляя, зашел Донглен поглубже в лес, увидел змею и сказал:

- Укуси меня, змея, чтобы я умер.

Но змея взглянула на калеку и скользнула в сторону.

Потом он умолял хищную птицу заклевать его, но птица улетела, испуганная его уродством. Даже страшный тигр убежал от несчастного.

Наконец подошел он к кусту, на котором сидела какая-то неведомая птица, и птица спросила его:

- Почему ты так печально бредешь по лесу?

- Ах, птица, я слишком уродлив; такому не надо жить на свете!

- Только и всего? Тогда иди за мной!

Птица полетела перед ним и довела его до святого источника, который пробивался из скалы одиннадцатью родниками.

- Посмотри, - сказала птица. - Под каждой струей ты должен омыться.

Донглен сделал это, и под каждым родником тело его становилось крепче и стройнее. Его ноги выпрямились, его горб исчез. Прекрасный, как молодой бог, вышел он из-под последней струйки святой воды. А птица исчезла.

Донглен поспешил обратно в дом и постучал в дверь.

- Кто там?

- Открой, Аруманис, это я, Донглен.

- Ох, ох отец, это пришел дух Донглена мучить меня! Донглен еще раз постучал:

- Открой, боги меня исцелили!

Аруманис приотворила дверь и выглянула в щелку.

- О господин, вы не Донглен!

- Да нет, я все-таки Донглен. Хочешь, поиграем опять на варганах?

Они вытащили свои инструменты и заиграли вместе: тоскливо, огненно, нежно, весело. И Аруманис воскликнула:

- Это тот же, кто играл в кухонном домике, это Донглен. Какое счастье!

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска







© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Л. А. консультант
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://skazka.mifolog.ru/ "Skazka.Mifolog.ru: Библиотека 'Сказки народов мира'"
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com