НОВОСТИ   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ   СКАЗКИ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чудесная лодка Раты

Сейчас мы расскажем вам о Рате, внуке Тафаки и его земной жены Хине-пирипири. Мать с детства внушала Рате, что он должен отомстить за смерть отца. Когда Рата стал мужчиной, он отправился в далекий путь к дому великана-людоеда Матуку, который много лет назад убил его отца - Вахиероа.

Всю свою жизнь Рата учился владеть оружием и готовился к тому дню, когда сможет отомстить за гибель отца.

Рата взял с собой отряд молодых воинов. Недалеко от дома Матуку он произнес заклятие, чтобы защитить воинов от колдовства. Но Матуку не оказалось дома. Рата застал только какую-то старуху, и эта старуха помогла ему справиться с Матуку.

- Разожги костер, - сказала старуха, - Матуку захочет узнать, зачем развели огонь, и поторопится вернуться домой. Накинь на дверь веревочную петлю. Как только Матуку откроет дверь, петля соскользнет ему на плечи, потом на пояс, тут-то вы ее и затянете. На шее затягивать петлю бесполезно, у него очень сильная шея. А в поясе он не такой сильный.

Рата и его воины быстро разожгли костер и скоро почувствовали, как задрожала земля. Это Матуку спешил домой. Воины спрятались по обе стороны от двери и ждали, когда появится Матуку. Недалеко от дома Матуку вдруг остановился и потянул воздух длинным носом.

- Ого! - крикнул он. - Пахнет людьми, живыми людьми!

- Да что ты! - крикнула старуха. - Никого нет. Иди скорее!

Но Матуку заподозрил неладное.

- Пахнет свежим мясом. Пахнет опасностью.

- Да что ты! Что ты! - снова крикнула старуха. - Никого нет. Ты же несешь мясо на спине, вот оно и пахнет.

Матуку вошел в дом. Плечи чудовища тут же проскользнули в петлю, он рванулся назад, но воины дернули за веревку. Петля затянулась, и Матуку упал.

- Попался! - закричал Рата и бросился вперед. - Это ты убил моего отца! Теперь я убью тебя!

Но Матуку только засмеялся.

- Все равно ты меня не убьешь! - крикнул он.

Рата занес над чудовищем мере и отсек ему сначала одну руку, потом другую. Матуку снова засмеялся. В тесном доме раскаты его смеха звучали еще оглушительнее, чем обычно. Рата в третий раз занес мере и одним точным ударом отсек Матуку голову.

Воины, торжествуя, ослабили льняные веревки и вдруг снова услышали гулкие крики Матуку. Его ноги стали похожи на тонкие палочки, на теле, где прежде росли длинные волосы, появились перья, он сжался в комок и выскользнул из веревок. Матуку превратился в выпь. Он пробежал мимо остолбеневших мужчин и исчез в темноте ночи. Рата и его воины не видели, куда он скрылся, но слышали, как он кричал где-то на дальнем болоте.

Матуку до сих пор кричит на безлюдных болотах, а болотных выпей с тех пор зовут матуку.

Как только убежала выпь, снова появилась старуха, на ее беззубом лице сияла улыбка.

- Вот и хорошо, - сказала она с искренней радостью, - теперь я могу отдохнуть.

Рата подошел к ней.

- Скажи, где кости моего отца - Вахиероа? - спросил он.

- Здесь их нет.

- Где же они?

Старуха пристально взглянула на Рату и сказала:

- Этого никто не знает.

- Кто их унес отсюда?

- Странные люди. Они живут где-то там, далеко, - невнятно ответила старуха.

Рата вместе с воинами вернулся домой. Целыми днями он сидел в фаре и думал об одном и том же. Когда он наконец вышел из дома, у него даже походка стала другой. Теперь он знал, что ему делать. Нужно построить лодку и наделить ее силой и мудростью. Тогда она сама приплывет туда, где лежат кости отца.

Рата долго искал высокое прямое дерево. Наконец он нашел как раз такое дерево, как хотел, и пустил в ход топор. Нефритовое топорище без труда врубалось в ствол, и скоро дерево, подминая кустарник, с грохотом упало на землю. Тогда Рата отрубил его зеленую голову.

Настала ночь, Рата вернулся в каингу. А пока он спал, в лесу случилось чудо. Дети Тане рассердились, что Рата срубил самое лучшее дерево, гордость их леса. У Тане очень много детей, не меньше, чем песчинок на берегу моря. Никому из людей не под силу их сосчитать. Только Тане знает, сколько у него детей. Все дети Тане собрались в лесу: птицы риро, туи, хихи, попокотея и мохуа, голубь куку, птица-колокольчик коримако и зеленый попугай кака, ворона кокако и скворец уиа, и много других. К ним присоединились насекомые: те, кто ползает по коре и по листьям деревьев, те, кто ползает по земле, и те, кто летает. Дети Тане собрались все вместе и уцепились за лесного великана. Дерево неуклюже заворочалось на своем травяном ложе, воздух задрожал от взмахов бесчисленных крыльев, и мало-помалу дерево поднялось и встало на свое прежнее место. Крошечные насекомые подобрали самые маленькие щепочки и обломки и приложили их, куда нужно.


Скорее, скорее, щепочки и обломки!
Склейтесь накрепко,
Держитесь крепко!
Встань, дерево, стой, как прежде!

Мириады насекомых и птиц пели эту песню.

Утром Рата пришел в лес, чтобы вытесать из сваленного дерева лодку, и не поверил собственным глазам. Он даже подумал, что заблудился и пришел не на то место. Но тут же понял, что такого с ним не могло случиться, потому что он исходил этот лес вдоль и поперек. Рата огляделся и увидел кусты со сломанными ветками и оборванными листьями и длинную вмятину там, где ствол лежал на земле, но само дерево росло как прежде, как росло все эти долгие годы, которых хватило бы на несколько человеческих жизней.

Рата произнес заклинание, чтобы защитить себя от злых духов, взял топор и стал снова рубить дерево. Работа спорилась, и скоро обезглавленное дерево уже лежало на земле, вытянувшись во всю длину, а тесло Раты скользило вдоль его прямого ствола, снимая длинные завитки стружки, точь-в-точь как тесло его деда, который много лет назад сделал лодку в небесной стране. Вечером огромный ствол уже походил на красивую лодку, Рате оставалось только выдолбить сердцевину.

Но к следующему утру лодка исчезла без следа. Ночью при свете луны дети Тане подняли дерево, и оно вновь высилось на прежнем месте, гордо покачивая ветвями над остальными деревьями леса.

Рата в третий раз взялся за топор, и дерево снова рухнуло на землю, но на этот раз Рата не стал обрубать ветки, он взял топор и пошел в деревню. А когда отошел на такое расстояние, что дерево уже не было видно, свернул с дороги, беззвучно прокрался сквозь заросли папоротника и спрятался недалеко от срубленного дерева.

И тогда до его ушей донеслась песня:


Скорее, скорее, щепочки и обломки!
Склейтесь накрепко,
Держитесь крепко!
Встань, дерево, стой, как прежде!

Песня то затихала, то вновь звучала в полную силу; казалось, будто гудит летний лес и от этого гула дрожит воздух. Рата видел мелькание крыльев. Никогда еще так много лесных птиц не слеталось в одно место. Бескрылые птицы века и киви бегали вокруг срубленного дерева. Голубь в тревоге бил над ним крыльями. Сова руру, зеленый попугай кака, сова-попугай ка-капо и тысячи других птиц тянули и толкали дерево. Приглядевшись, Рата увидел множество насекомых. Они бегали взад и вперед и так старались помочь птицам, что сбивали друг друга с ног. Песня звучала все громче, ее мощные всплески напоминали Рате удары огромного нефритового гонга у него в па. Рата чувствовал, какая сила заключается в этой песне-заклинании, которую пели на тысячи голосов дети Тане. Его собственные ноги готовы были вот-вот оторваться от земли. Рата со страхом смотрел, как поднимается дерево, со всех сторон облепленное птицами. Наконец оно встало прямо, и заостренный конец ствола, над которым потрудился его топор, коснулся пня. В тот же миг насекомые торопливо поползли вверх по пню.

Они подбирали на земле самые маленькие щепочки и старательно прилаживали каждую на свое место.

- Ага! - закричал Рата и побежал к дереву. - Вот кто не дает мне сделать лодку!

Птицы окружили его плотным кольцом.

- Как ты смел, Рата, повалить лесного бога! Ты знаешь, что мы охраняем сад Тане!

Рате стало стыдно, у него не поднималась рука на маленьких любимцев Тане.

- Как же мне быть? - спросил он у птиц. - Мне обязательно нужно сделать лодку, красивую и крепкую. Я хочу почтить своих предков и вернуть кости отца и матери туда, где они должны лежать.

Лесные сторожа снова громко запели:

- Возвращайся домой, Рата. Мы сами сделаем тебе лодку.

Рата ушел, доверив маленьким лесным жителям постройку большой надежной лодки. И они сделали такую лодку. Сделали за один день и назвали ее Ривару - Великая радость.

Лодку поставили на полозья из молодых деревьев, протащили по лесу и спустили в море. Гордо и величественно закачалась она на волнах, а в ее могучем теле разместилось сто сорок человек. Воины Раты заняли свои места и взялись за весла. Ривару заскользила по воде, как чайка, что летит совсем низко над морем и поднимается на каждую набегающую волну.

За кормой лодки оставался прямой широкий пенный след, и вскоре Рата увидел берег, где жили понатури - его враги, похитившие кости Вахиероа.

Когда настала ночь, Рата один поплыл на берег, а лодка с его воинами осталась в открытом море. На берегу недалеко от леса горели костры понатури. Рата спрятался за кустами льна и не спускал глаз с морских тварей. Он чувствовал, как чары макуту проникают до самых его костей. Поблизости от костров колдовство действовало особенно сильно. Когда тохунги понатури стали греметь костями его отца, чтобы придать силу своим заклинаниям, волосы у Раты встали дыбом.

При свете костров тохунги произносили нараспев могущественные заклинания, и колдовские слова парили в воздухе. Рата не шевелился и старался запомнить слова заклинаний. Когда они твердо уложились у него в памяти, он вскочил, держа наготове мере, и бросился на тохунг. Тохунги не ожидали нападения. Колдовство не подсказало им, что враг притаился так близко, - кости отца не предали сына. Через несколько минут тохунги неподвижно лежали на земле, а пламя лизало последние сучья, и обуглившиеся веточки падали в золу.

При свете умирающих костров Рата собрал кости отца и поспешно вернулся в лодку. На восходе Ривару уже пристала к берегу около деревни Раты.

Утром понатури приблизились к светильнику - туаху и увидели, что окоченевшие тохунги лежат на земле, а костей Вахиероа нет.

- Это Рата! - закричали понатури. - Это сделал Рата, сын Вахиероа!

В ту же минуту собралось целое полчище понатури, тысяча сильных гребцов заняла место в лодке, и понатури поплыли вслед за Ривару к деревне Раты.

Завязалась жестокая битва. Шестьдесят воинов Раты не устояли под натиском понатури. Десятки понатури окружали каждого воина Раты, н защитники деревни погибали один за другим.

Рата слышал их крики. Кости Вахиероа подсказали ему, что делать. Он вспомнил заклинание, которое произносили тохунги в ту ночь, когда их настигла смерть. Рата произнес его, старательно выговаривая каждое слово. И мертвые воины снова встали на ноги, потому что кровь вновь заструилась у них по жилам. Когда поверженные воины снова подняли оружие, понатури дрогнули. Окинув взглядом поле битвы, они повернули назад и побежали к своей лодке, но было уже поздно. Из тысячи понатури ни один не вернулся назад, чтобы рассказать своим сородичам о страшной битве.

Вот как жил Рата. Храбрость снискала ему любовь маленьких детей Тане. Бессчетное множество раз всходило солнце над берегом моря с тех пор, как дети Тане пришли к нему на помощь, но они остались все такими же. Дети Тане по-прежнему добры к тем, кто любит сад их отца. Но в тех местах, где им негде жить, власть забирают злобные ветры Тафири-матеи. Слезы Отца-Неба падают на голую землю, вымывают плодородную почву и обнажают кости Матери-Земли, и тогда земля уж не может прокормить ни одно живое существо.

Помните об этом, дети Ао-Теа-Роа!

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2019
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://skazka.mifolog.ru/ 'Сказки народов мира'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru